Category: экономика

Category was added automatically. Read all entries about "экономика".

Вячеслав Данилов

К манифесту гиперкорреляционизма

"Экономический рост неизбежен!" - коллега лихорадочно ищет средства на покупку очередной квартиры, которые с его точки зрения осенью упадут в цене, а весной снова вырастут. Пожалуй, нет больших неолибералов, чем российский средний класс. Их вера в экономику, в чудеса, которые творит невидимая рука Адама Смита, не знает границ.

И это в то время, когда чистых представителей австрийской школы практически не осталось. Сами неолибералы обменяли революционную веру в рынок на политические дивиденды. Ведь если рынок придет и молча исправит все, то этого вполне достаточно, чтобы перестать беспокоиться и начать жить. Но неолибералы не таковы - им необходима тень государства, чтобы говорит о рынке, чтобы вмешиваться в госуправление и политику. Формула отказа от мифа о спонтанном рынке включала в себя определенный набор политических ставок по реконструкции "идеальных условий" экономического роста. Огрубляя, рынок существует на фоне снятого государства - либо бессознательно (во всех смыслах), и это Борис Ельцин, либо осознанно - и имя такого снятия Алексей Кудрин.

Но мы будем оставаться последовательными фридманианцами, мы будем верить в то, что рынок спонтанен. И даже больше.

Экономический рост неизбежен! - Вот, что должно быть написано на революционном знамени акселерационизма.

Более того, мы вернем слову "спекулятивный" его исходное значение - спекулятивный реализм теперь будет означать отнюдь не только методику разрыва с так называемым корреляционизмом, но и нечто большее - гиперкорреляционизм! Спекуляция - это форма существования материи, в сущности она и есть сама материя мира. Гегель в чем-то был не прав, но и старик Харман с де Ландой не дотянули. Спекуляцию стоит понимать как эффект роста при обмене, то есть обобщенно-экономически. Весь мир, сингулярность, нейтрино, стул, граффити и селфи, человек и кошка есть продукт спекуляции. Все есть рынок, и люди в нем - торговцы.
Вячеслав Данилов

Новости интеллектуального импортозамещения

"Художественный журнал" не попал в рейтинг научных журналов Высшей школы экономики, что, разумеется, говорит куда больше об этом рейтинге, чем о журналах. Что можно сказать об экспертах ВШЭ, если "Логос" они считают журналом по филологии, "Социологию власти" – журналом по политическим наукам, и продолжают рейтинговать журналы, официально закрытые год назад ("Pro et Contra")?



Одна из претензий к "Логосу", благодаря которой он оказался в категории "мусорных журналов" – он недостаточно академичен. То тли дело – "Вопросы философии" или там "Философское антиковедение"! Вот это настоящие журналы, а этот ваш "Логос" – попса! ХЖ кажется совсем не академичным. В нем даже, страшное дело, есть комиксы! (Кстати, почему бы "Логосу" не опубликовать комикс? Есть же в мире философские комиксы, и довольно респектабельные).

Тем не менее, путь, на который, видимо с этого номера, встал ХЖ – тот самый, который, вероятно, придется однажды пройти и "Логосу". Этот путь – в отказе от концепции просветительского журнала, который знакомит аборигенов с образцами передовой зарубежной науки. Концепция эта базируется на тщательно охраняемой логике спецхрана, которая воспроизводится в разных вариантах – от презумпции личного знакомства с западными авторами до знания языков или статусе специалиста с ограниченным доступом к смыслу разворачивающихся на западе интеллектуальных игр. Этот путь приводит к специализации журнала относительно локальных интеллектуальных групп вплоть до превращения журнала в вестник тусовки (что, впрочем, всегда вменялось ХЖ), либо превращение в журнал вкусовщины, который ограниченными средствами пытается поддерживать воображаемую планку публикабельности. Иначе – забыть о списке ВАК, о рейтингах "Скопус" и "Веб оф сайенс".

Стоит ли игра свеч? Имеет ли смысл отказываться от публикации целых блоков переводов? Особенно тогда, когда они все еще остаются весьма востребованными, а жажда перманентного просвещения – не удовлетворенной даже у тех, кто в просвещении более не нуждается. Какой смысл в переводах, тем более с английского, когда новое поколение повально знает этот язык и читает книги и статьи раньше, чем они будут переведены и представлены здесь? Разговоры об утрате собственного философского языка, утрате пресловутой культуры перевода как важного завоевания отечественной гуманитаристики – не оставить ли буквально в пользу бедных?

Не знаю, что побудило редколлегию ХЖ отказаться от переводов. То ли проблема с правами, то ли еще что-то. Про ХЖ я не верю, что они собрались становиться респектабельным изданием для академической публики. Тем более, что ориентация на отечественного производителя контента, своеобразная стратегия импортозамещения опасна тем, что аудитория журнала сжимается до его авторов. Впрочем, к этому ХЖ не привыкать.
В этом номере журнала, непривычно бедном переводами, выделяются статьи Регева о прокрастинации, многословная как обычно Тлостанова, злой Осмоловский, необязательная ностальгия Гройса о коммунизме, рецензия Савчука на "Кайрос" Подороги.
Вячеслав Данилов

Рузвельт хуже Гитлера

"Вот он - влиятельный министр, располагающий колоссальными полномочиями. Источник его власти - это, конечно, близкая дружба с президентом Владимиром Путиным. Кудрин долгое время был соседом президента, его доверенным лицом, и в течение более десяти лет он будет его лояльным министром финансов, Немногие знали президента лучше, говорили с ним дольше и чаще и защищали его преданнее, чем Кудрин. Глеб Павловский как-то раз признался, что Кудрин был одним из двух человек, которые могли "категорично" сказать Путину, что тот неправ, и не поплатиться за это. Путин и Кудрин частенько подшучивали друг над другом на заседаниях кабинета министров, обменивались секретными записками, регулярно обедали вместе и часто разговаривали по телефону. Кудрин бережно хранил у себя фотографии, где они с президентом рядом, бок о бок, в машине, друзья навек. На фотографии рукой Путина начертано "Леше от второго сапога" [То Alex from one of two of a kind]. Но в сентябре 2011 г. у Кудрина возникли проблемы…"

Знакомая картина? Но этот текст – не о великой дружбе Пу и Ку, а совеем о других людях, живших почти за сто лет до нынешних событий.

Замените Кудрина на Моргентау, Путина – на Рузвельта, а Павловского – на жену Рузвельта и вы получите начало культовой книги американского историка Бертона Фолсома "New Deal or Raw Deal?"в русском переводе "Новый курс или кривая дорожка". Книга рассказывает о том, как экономическая политика Франклина Делано Рузвельта навредила Америке, продлив Великую депрессию.



Бертон Фолсом. "Новый курс или кривая дорожка? Как экономическая политика Ф.Рузвельта продлила Великую депрессию" - М., "Мысль", 2012.

Но причем тут Путин? Причем тут Кудрин?

Книга Фолсома вышла в США в 2008 году. Ее прямое назначение – интеллектуальный агитптроп республиканского образца, направленный пролив американских левых, то есть либералов, то есть демократов, и Обамы, и прежде всего его политики роста государственных расходов, против кейнсианства, против реформы medical care.

Но причем тут Кудрин? И причем - Путин?

Фолсом совмещает талант публициста и научную скрупулезность. Его книга стала разве что не библией борцов с пресловутым "Hope". Громит либералов Фолсом например такими статистическими данными: "Уровень разводов также возрос, особенно в конце 1930-х, а число больных сифилисом почти удвоилось, тогда как число больных гонореей осталось примерно на том же уровне" (с. 18). Бедные сифилитики, наверное они так завидовали гонорейным, что на них никак не повлияла Великая депрессия!

Хорошо, но Путин тут причем?

Все дело в том, что наш родной госагитпроп с какого-то момента решил уподобить Путина как раз Рузвельту (гораздо более подходящая аналогия с де Голлем не прижилась, к тому же не забываем про 68-й год!). Путин как и Рузвельт "поднял страну с колен", нагнул, как и Рузвельт, олигархов, и, как и Рузвельт, сидит уже третий срок в президентском кресле. Он – как и Рузвельт – национальный лидер. Он, как и Рузвельт, победил в войне…

Кстати, о войне! Когда у Путина при весьма темных обстоятельствах утонула одна подводная лодка, его чуть не съели СМИ. Когда у Рузвельта за один день уничтожили целый флот, вы думаете его пресса съела с дерьмом? Как бы не так! Все с точностью до наоборот - "Нация сплотилась" вокруг своего президента!

Бить сегодня по Рузвельту – то де самое, что бить по Путину, по его программам госрасходов. По его политике эмуляции welfare. И, в частности, по его же гениальному изобретению – виртуальной войны, в которой участвует Россия. Грубо говоря, вкачивая огромные бюджетные средства в национальный ВПК, Путин имитирует военную экономику вне состояния войны! Видимо, надеясь таким образом вывести страну на новый виток экономического роста.

Кстати в советской, да и шире – марксистской историографии никогда не переоценивали роль кейнсианства в выведении США из экономического кризиса. Послевоенный расцвет США объяснялся обычно вступлением страны во Вторую Мировую войну с сопутствующими вливаниями в ВПК, военными заказами и т.п., а также перехватом мировой гегемонии из рук распадающейся Британской империи.

Забавно, что бить сегодня по Обаме – то же самое, что бить по Рузвельту и… нет, не Медведеву, белому русскому клону Обамы, а по Путину. Какая Россия антипод Америки! К эпохе New Deal куда в большей степени применим термин "стабильность" со всеми его негативными коннотациями, чем к периоду реального русского экономического чуда – взрывного роста экономики в 00-е. Либеральный альянс Рузвельта и Моргентау не более похож на противоречивый альянс Кудрина и Путина, чем американская стагнация 30-х на пресловутую стабильность России 00-х.

* * *

Мне вчера рассказали, что в принципе никому не нужная экономическая классика типа Парето, выпущенная "Институтом Гайдара", разлетелась как жареные пирожки, посрамив мои прогнозы. В чем же дело? Почему книги, которые когда-то в 90-х выпускало издательство "Прогресс", в число которых входила вся мировая классика экономической мысли, пылились на полках магазина на Зубовском, а потом оказались на книжном сливе завода "Макет" по пять рублей за томик? Что случилось?

Видимо, вот что. За 20 лет экономика превратилась из прикладной дисциплины в интегральную науку обо всем, включив в себя социологию, математику, философию и психологию. Но это – полбеды. Беда оказалась в том, что обогащенная матаппаратом экономика "отмылась" от идеологической функции быть дериватом алчности и чистогана, и стала "чисто наукой", технократическим ее муляжом. Она "не несет ответственности", она лишь советует, а не принимает решения, но ее советы отсылают к истине финансов и рынков, труда и стоимости, эффективности и… честности. В конце концов, даже к этике, суть которой выражается формулой, до которой и Рэнд не догадалась: greed is good. Нынешние наследники "чикагских мальчиков", которых плодят экономические школы, могут высаживаться где угодно, хоть в Ираке, хоть в Росмолодежи – и нигде к ним не липнет грязь. Правительство может быть сколь угодно коррумпированным, представлять собой кооператив друзей или карьерную трубу карьеристов, но условный аркадийдворкович всегда останется святым и нетронутым падалью.

Управлять миром в белом фраке, обрекать миллионы людей на голодную смерть и не вымазаться в крови, при этом, стоя посреди алчущих и нищих на крыше своего Кайена учить высокой морали и требовать жить по средствам – это ли не достойная мечта?

* * *

Итак, Кудрин и Путин тут ни при чем. Но нашим либералам, то есть демократам, то есть рыночным фундаменталистам об этом не сказали.

Агитпроп превыше всего. Особенно завернутый в респектабельную обертку экономической истории.

Вячеслав Данилов

(no subject)

Liberty.ru
Ататюрк на османском гербе

Ринат МУХАМЕТОВ: Турция поразительно меняется. Это заметно даже на таком бытовом уровне, как мужская небритость. Молодежь уже открыто отпускает бороды и носит щетину, отказываясь от неизменных турецких усов эпохи кемализма. Еще недавно подобное выглядело как серьезный вызов: борода – не менее знаковая проблема для Турции, чем многострадальный хиджаб. читать далее


Ринат традиционно славит новую посткемалевскую Турцию.

И все-таки, я совершенно не могу понять, зачем арабскому миру так нужен Ислам? В конспирилогию я не верю, как не верю и в различные "цивилизационные" объяснения и всякие теории "идентичности". Хотелось бы на худой конец получить хотя бы веберианское объяснение, хоть как-то вписывающее пандемию исламизма в горизонт экономики.
Вячеслав Данилов

(no subject)

Liberty.ru
Линии разлома: экономика все еще под угрозой

Рагуран РАДЖАН: Любой финансовый кризис имеет политические корни; его причины, которые, безусловно, являются специфическими для каждого отдельного случая, остаются тем не менее политическими, ибо каждая влиятельная политическая сила стремится преодолеть сдержки и противовесы, созданные в большинстве промышленно развитых стран для ограничения финансовых излишеств. читать далее


Вчера этот дядька, Рагуран Раджан, автор вот этой переведенной на русский книжки



Раджан, Р. Г. Линии разлома: скрытые трещины, все еще угрожающие мировой экономике /пер. с англ. И. Фридмана при участии Н. Эдельмана. М.: Изд. Института Гайдара, 2011. - 416 с.

встречался на местном Давосе-для-Путина собственно с Путиным. К сожалению, его выступление не приведено в стенограмме сайта премьера, а то мне было бы интересно услышать его оценку путинских экономических воззрений. В частности, в стенограмме приводится обмен мнениями между Кругманом и Путиным относительно природы экономического кризиса. Путин откуда-то из подсознания что-ли вытащил марксистский мем о "кризисе перепроизводства", возможно желая угодить "леваку" Кругману. Но к несчастью для Путина, Кругмана такой радикализм изрядно напугал.

Вячеслав Данилов

Блестящий пропагандистский текст Тарасова

Назовем вещи своими именами. «Креативные» и прочие интерактивные – это средние городские слои, достаточно паразитические (ничего не производят, кроме шума и «смыслов»), пришедшие на место предыдущих средних, которые были смыты дефолтом 1998 года. Вся эта публика – хипстеры и разные мальчики-айфончики, жертвы потреблятства и верные прихожане экономикса – по сути своей это мелкая буржуазия (пусть даже чисто психологически). Правда, из рассказа Божены видно, что их протестом очень хочет воспользоваться крупная буржуазия (ну, это как обычно, вспомним историю НСДАП) и даже отдельные бюрократ-буржуа, надеющиеся отодвинуть от власти «клан Путина».

Однако у правящего класса («Единая Россия» – это лишь формальный политический выразитель его интересов) есть своя, «альтернативная» точка зрения. Лучше всего она изложена  Для тех, кому лень смотреть весь ролик – немаленький, излагаю суть «альтернативного» взгляда. Нет, говорит действующая власть «креативным» и «успешным». Это вовсе не вы сами стали «креативными» и «успешными», не вы «сами себя сделали», это мы, те, кто у власти, разрешили вам стать «креативными» и «успешными». И поэтому мы имеем право и дальше вас стричь.

Как видим, это – антагонистическиеКак это ни печально, правы не хипстеры и не божены. Права власть. Она установила правила игры – давно, еще при Ельцине. В соответствии с этими правилами небольшой части населения (сосредоточенной в основном в столицах) разрешено было богатеть за счет распила огромной государственной собственности (оставшейся от СССР) и ограбления всего остального населения – преимущественно в глубинке. Больше всего, конечно, получил сам правящий класс (бюрократ-буржуазия), но кое-что досталось и тем, кто интересы этого класса обслуживает, прямо к нему не относясь (в том числе и «креативным»). И правящий класс правила игры менять не намерен.

http://www.russ.ru/Mirovaya-povestka/Bunt-kastratov


Кое-что здесь не совсем так, но нужно делать скидку на "широкие мазки" и на общелевацкий пафос. Но по сути Тарасов прав - эти "сто тысяч" прекрасных людей на Сахарова - это люмпен-интеллигенция. Средний класс, выращенный в оранжерее перманентной антикризисной политики Путина и занимавшийся все эти годы тем, что ничего не делая, производил дополнительные опции по легитимации режима. Он был нужен как факт, а не как часть системы. 

Один маленький дефолт - и вся болотная с Сахарова идет просить милостыню у государства. Их нет. Они - фантом. Но проблема в том, что режимы побеждает не реальность, а фантомы. Не действительный порядок вещей, а воображаемое (о чем и говорит Жижек в бесконечно повторяемой притче про мультяшного кота). Революции нет, но она - уже воображена. И с этим ничего уже нельзя поделать.

Вячеслав Данилов

(no subject)

Liberty.ru
От бедности к богатству. Еще один рецепт модернизации

Эрик РАЙНЕРТ: Наивно думать, что законы космоса (если они вообще существуют) всегда на стороне общества и что, слепо подчинившись им, человек достигнет гармонии. Веру в рынок зачастую трудно отличить от веры в провидение или в доброту божественной силы. С какой стати космос должен быть скроен по мерке таких идиосинкратических и исторически условных понятий, как "капитализм" и "глобализация"? Избавившись от фантастической идеи, что обогащением народов управляют законы природы, мы можем приступить к оценке того, как и почему определенные экономические принципы в прошлом оказывались для обогащения народов плодотворными и как мы можем использовать этот успешный опыт в будущем. читать далее


Сегодня в 19.00 в "Циолковском" Анашвили, Фадеев, Кагарлицкий, Механик, Колташов и Автономов устраивают презентацию книги.

Время, правда, выбрано неудачно - одновременно в ОГИ народ будет слушать г-на З. Баумана про модернизацию. Но если кому интересно - велкам в Политехнический музей.
Вячеслав Данилов

Как написать экспертный доклад? Десять шагов начинающего автора

В марте 2011 года целый ряд аналитических групп опубликовал и даже успел провести обсуждение докладов о том, что начальству делать с этой страной. Среди них ИНОП, ИНСОР, ЦСКП, ЦСР, ЦПКР, РПЦ. Был также опубликован ряд докладов одиночного авторства и персональных записок: Михаил Москвин-Тарханов рассказал об ужасах финансового кризиса 2.0), Сергей Чернышев спел доклад о тандеме, Юлия Латынина поведала об опасности гражданского общества и вреде "Единой России". Был еще опубликован доклад движения "Солидарность" о коррупции. Также в ближайшее время вроде бы планируется обнародование доклада ФРЭД (И. Пономарев) об электронной демократии. Кроме этого со своеобразным "докладом" 30 марта в Магнитогорске выступил Президент РФ Дмитрий Медведев.

В силу сложившихся карьерных обстоятельств, автору нижеследующего в течение последних лет пришлось участвовать в создании некоторого числа экспертных докладов. Одни были публичные, другие никогда не публиковались. Часть из них целиком пошла в корзину. А часть… в общем по иронии судьбы, последствия некоторых из реализованных предложений автору приходится героически преодолевать на нынешнем месте работы.

Рядовым гражданам, желающим не отстать от повестки и впервые самостоятельно поучаствовать в параде докладов, следует воспользоваться простыми десятью советами. Составлены они на основе накопленного богатого экспертно-аналитического опыта. Эти советы существенно упростят работу над вашим докладом, помогут выполнить работу оперативно, а также получить настоящее удовольствие в процессе его создания.

Первое: необходимо придумать звонкое название организации. Оно должно собираться в аббревиатуру из трех или четырех букв. Число гласных нужно сократить до минимума, а из согласных необходимо взять не менее двух звонких и ни одной шипящей, и желательно – откуда-нибудь из середины алфавита. Буквы "Б" или "Ч" не берите – первая пугает, вторая усыпляет. Что-нибудь вроде "Н", "Д", "С", ну или "Ц", "М", "Р". Аббревиатура может как-нибудь расшифровываться, а может и никак не расшифровываться. Если все-таки расшифровывать, то лучше использовать слова вроде "модернизация", "развитие", "стратегия", "общественный" – они заставляют чиновников вставать по стойке смирно. Оригинально подписать доклад, например, так: АГТ. "Агентство гуманитарных технологий" тут же даст опровержение, что полезно для пиара, а вы в ответ возьмете и расшифруетесь как Ассоциация "Группа товарищей".

Второе: важно название. Оно может отражать сущность доклада, а может и не соответствовать ему вообще. Главное – он должен привлекать внимание и ни к чему не обязывать. Заголовки типа "Отечество в опасности!" или "Свобода лучше несвободы" использовать не стоит. Это уже делали и с разным успехом. Лучше предпочесть что-то нейтральное: "Реальная модернизация. Дорожная карта - 2012. Набросок" или "Субнациональный авторитаризм. Джентрификация. Будущее: 2020".

Третье: адресация. Тот редкий случай, когда важно, чтобы это было неважно. Разумеется, доклад ваш должен быть адресован, как учили классики, всем – и никому. Ну, или, что то же самое, "на деревню дедушке". Лучше всего обращаться прямо к власти. С одной стороны похоже на прокламацию на митинге, а с другой – никого ни к чему не обязывает. Ведь признайтесь: вы ведь не хотите, на самом деле, чтобы адресат вдруг взял и ответил? А не дай то бог, придется продолжать переписку уже из участка. Так что, в общем, можно обращаться хоть к Зайке – третьему кандидату на пост символа сочинской Олимпиады. И запомните, вас никто не выбирал, вы не "Единая Россия", вам ни за что отвечать не нужно. Дерзайте, ничто не сковывает вашу фантазию.

Четвертое: в преамбуле необходимо напугать потенциального адресата. Чем угодно. Катастрофическим падением рейтингов, цены на унцию или баррель, депопуляцией, кавказскими сепаратистами, исламскими террористами, среднеазиатскими гастарбайтерами, китайским ширпотребом, дезинтеграцией социальной, экономической, политической – какой угодно и чего угодно; ну и, разумеется, самым страшным - революцией. Правда, пугать революцией впрямую не стоит: во-первых, не поверят, а во-вторых, вдруг адресат сам хочет революции? Нужно намеком показать, не называя вещи своими именами, что если адресат не послушается, то будет ему бо-бо, как, например, в Тунисе или… Ливии. Кстати, полезно пополнить арсенал пугалок из советского багажа вторжением НАТО или ядерной угрозой. Последнее, кстати, после Фукусимы особенно модно в самых элитных экспертных центрах. Ну и, разумеется, необходимо отождествить нынешнюю Россию с Советским Союзом, модернизацию с перестройкой, Медведева – с Горбачевым. Не сказать об этом – все равно, что забыть надеть штаны на презентацию вашего доклада. Кстати, аналогию с перестройкой можно аккуратно завуалировать ссылками на опыт Российской Империи, осторожно указав, что Дмитрий Медведев из царей больше похож совсем не на Александра II.

Пятое: тезисы. В отличие от названия доклада и вашего экспертного центра, это - самое простое. Если время поджимает, запустите генератор поиска случайных предложений по десяти последним докладам ИНОПа и ИНСОРа, разбавьте цитатами из передовиц центральных газет за последнюю неделю и расположите в произвольном порядке. Лично я рекомендую взять порядок обратный алфавитному. Чтобы никто не догадался. Ну и ни в коем случае не пишите ничего про республиканизм. А то решат, что вы Пелевина не читали.

Шестое: не забывайте, что ваш доклад об экономике и ни о чем ином! Не важно, что вы не экономист и получили высшее профессиональное образование в педвузе на истфаке; не важно, что в вашем докладе ни разу не употребляется термины вроде "дефляция", "кривая Лоренца" или "коэффициент Джини". Когда в России говорят об экономике, имеют в виду роспуск "Единой России", отставку Путина и свободные выборы. Ваша основная задача – не выйти за рамки этих трех пунктов, иначе вас разоблачат как неэкономиста и, не дай бог, посчитают провокатором или еще хуже - охранителем. Обязательно напишите про доверие. Неважно чье и кому: народа президенту, бизнеса правительству или наоборот. Если нет доверия, то все могут уволить всех, как Лужкова. Запомните, доверие – это самое важное и основное. Никто не будет доверять вам, если вы не будете говорить о доверии. А если доверие есть, то можно ничего не делать. И зачем что-то менять, если доверия завались, не правда ли? В общем, напишите, что доверия не хватает. Сейчас все так пишут.

Седьмое: теоретически, в доклад можно добавить немножко духовности. Но только чуть-чуть! Копирайт на духовность находится у РПЦ, а разве вам это нужно – бегать в Чистый переулок за согласованиями? Нет, ваш доклад экспертный, экономический и самое главное – независимый! Да, и не забывайте, что духовность – это про морально-нравственное воспитание молодежи. И если уж вы решились окропить доклад духовностью, то выбор опций у вас в графе "предложения" откровенно небогат: посадить Василия Якеменко или наградить Василия Якеменко. Так что советуем вам еще раз подумать, стоит ли включать в доклад духовку.

Восьмое: объем. Он должен быть большим, но не очень. Чтобы никто до конца не дочитал, но каждый думал, что остальные-то его уж точно осилили. Сто страниц писать необязательно, но пятьдесят как минимум нужно. Не бойтесь повторяться. Наоборот, цитаты из самого себя производят впечатление респектабельности. Никого кроме себя не цитируйте, ни великих экономистов прошлого, настоящего или будущего, ни лидеров партий, ни членов правительства – никого. И особенно не цитируйте конкурентов. Сделайте вид, что кроме вашего доклада со времен первопечатника Федорова никто ничего не издавал. Все ваши идеи и выводы исключительно плод ваших неоценимых усилий (а также советов друзей). И, разумеется, ваш доклад создавался год, а соответствующие исследования велись на протяжении нескольких последних лет (и начались сразу же после ареста Ходорковского). Если все-таки очень хочется цитат, тогда откройте твиттер какого-либо из экономических советников президента, а еще можно сослаться на какой-нибудь комментарий из вашего ЖЖ (у вас наверняка есть блог, а в блоге – комментарии!), представив его как голос простых людей. Вспоминать про народ нынче снова почетно. Это называется качественными социологическими исследованиями. Да, чуть не забыл. Очень важно населить доклад какими-нибудь таблицами, графиками или диаграммами. Никто не поймет, что они иллюстрируют ненужную ерунду, зато презенташка в power-point заметно украсится.

Девятое. Вообще-то каждый экспертный доклад пишется для того, чтобы заработать славы и немного денег, а не для того, чтобы их потратить, хотя бывают и исключения. Но если вы готовы вложить в доклад не только время и душу, но и финансы, то рекомендуем приобрести несколько подписей авторитетных академиков. Пусть они значатся в соавторах: им уже все равно, а вам приятно, что финансируете отечественную науку. Хорошим тоном будет получить перед опубликованием документа некоторое количество рецензий. Их вы, разумеется, напишете сами, а подписи популярного телеведущего, известного предпринимателя и авторитетного иностранного специалиста вы также сможете приобрести. Для этого существует что-то вроде тайной биржи. По большому счету там можно купить и весь доклад, но это будет уже не так захватывающе, да и гарантий того, что автором его не станет кто-то из конкурентов, вам никто не даст.

Десятое: будьте оригинальны. При всем богатстве дискурса, в последнее время докладам не хватает изюминки. Никто больше не догоняет Гондурас и не спасает Выхухоль, не хочет летать на дирижаблях и не коронует президента. А зря. Забавные идеи докладу не навредят, а вовсе наоборот – способствуют его популярности у СМИ. Поймите, все, что вы написали, публика забудет уже на следующий день, а вот ваши оригинальные предложения люди запомнят. И однажды, лет через двадцать, когда КПСС, то есть "Единая Россия" распадется на две части, когда у вас в руках окажется бумажка со странным названием "ваучер", когда Крым станет заграницей, а по телевизору объявят дефолт, вы поймете, что экспертный доклад – не шутка. Впрочем, отвечать за это будете уже не вы.

http://russ.ru/pole/Desyat-shagov-nachinayuschego-avtora
Вячеслав Данилов

Очередной "Прогнозис"



"Прогнозис" №1 (20) Зима 2010

Содержание уже традиционно леволиберальное:
 
Экономика и инновации:

Йозеф Шумпетер. Теория экономического развития. Народное хозяйство как целое

Эрик Хелляйнер. Момент для Бреттон-Вудского соглашения? Кризис 2007-2008 гг. и будущее мировых финансов


Неолиберализм - это очень плохо:

Джеми Пек, Ник Теодор, Нил Бреннер. Постнеолиберализм и борьба за него

Дитер Плеве и Бернхард Вальпен. Между сетевой структурой и комплексной организацией: от неолиберальных знаний к неолиберальной гегемонии


Прогресс - это круто:

Альберт О. Хиршман. Неразвитость, препятствия восприятию изменений и лидерство

Фред Холлидей. Холодная война: уроки и наследство


Новая урбанистика:

Мишель де Серто. Практика повседневной жизни. Пространственные практики

Анри Лефевр. Повседневное и повседневность

Вукан Вучик. Транспорт в городах, удобных для жизни


Всякое:

Руслан Хестанов. Арканы либерального правительства


"Пушкин":
Дэниел Зиблатт.
Как демократизировалась Европа?

Юрий Дергунов. Пространства кризиса

Леонид Фишман. За проект обидно


Продается в "Фаланстере". В сети через полгода примерно.
Вячеслав Данилов

Как стать великим экономистом

финасистом, социологом, философом и т.д. - сначала в ЖЖ, а потом и в мире.

Достаточно в течение месяца ежедневно делать вот такие посты: http://kmartynov.livejournal.com/1141989.html

Технология простая - берешь цитату - любую - из западного учебника. Можно даже на нерусском языке. Потом пишешь: "Бивис и Батхед Джекил и Хайд обладают удивительным даром объяснять сложные вещи очень просто".

Вот вам и весь секрет популярности "философа" Морозова, "экономиста" Сонина и прочих.

Притом, что в общем-то Сонин и так экономист, а Морозов - в каком-то смысле - тоже философ.