Category: спорт

Category was added automatically. Read all entries about "спорт".

Вячеслав Данилов

(no subject)

Пьяные Шведы - это хорошо. Очень много пьяных шведов - еще лучше. Пьяные шведы, размахивающие жовто-блакитными флагами где вместо тризуба крест и прямо на стадионе где-нибудь в солнечном Саранске - это прекрасно.

Поэтому надо болеть за то, чтобы веселые пьяные и бородатые, а также не в пример итальянцам богатые шведы приехали в Россию летом 18 года. Чтобы они сидели на трибунах в своих рогатых шапках и бухали в крафтовых барах.

Поэтому надо болеть за них, а не за итальянцев в стыках еврогруппы ЧМ-2018.

Итальянцы - жмоты. Вообще, одна из самых гнусных наций Европы. Жадные, мелочные, тупые. Но самое главное - они никогда никуда не выезжают, даже выезды Юве или Милана на финалы Лиги чемпионов они игнорируют. Если вы видите на трибунах итальянцев - это наверняка представители местной диаспоры. Ну, то есть дрангетты, коза-ностры или как там. Итальянцы даже в отпуск уходят, чтобы отдохнуть на родине. На Сицилии или Сардинии. И итальянцы не приедут в Россию, не оставят здесь у нас пару сот миллионов лир, ой, пару десятков тысяч евро.

Поэтому не надо болеть за Италию. Надо болеть за Швецию.

Комментаторы МатчТВ говорят, что надо болеть за красивый футбол в этих стыках. А чиновники рассуждают о том, что нам, дескать все равно, кто приедет, главное - чтобы по спортивному принципу.

Согласен.

Но все это еще не значит, что мы не должны расстраиваться, когда вместо сборной со внушительной армией болельщиков, готовых сорваться хоть на край света за любимой командой, к нам приедет, например, Швейцария. Страна, в которой никто не живет, а костяк сборной составляют наемники-албанцы.

В этой паре безусловно нужно болеть за Северную Ирландию. Вообще, надо болеть за бритишей и прочих инглиш-спикин островитян. Они непритязательные, массовые, веселые и все, что им нужно - хороший английский или какой-нибудь типа того паб на раёне, где они соберутся и будут орать песни и тратить оставшиеся фунты. Их будет много, они будут клевые, без них стадионы ЧМ осиротеют. И некому будет петь песни про Уилл Грига, который Он Файер.

И не надо болеть за греков, и не только потому, что они практически уже вылетели. Греки тоже никогда никуда не ездят. Они домоседы. Они очень жадные. И, пусть они и православные, на нас они смотрят как на говно. Ну, хорошо, как на незаконнорожденных от них детей. Греки - главные европейские снобы (а не англичане, как вы ошибочно думаете). В их мире есть только они и еще немного американцев. Ни один грек не считает русского братом. Никто из Греции в Россию на ЧМ не приедет. А греческой диаспоры в России нет - со времен Ивана III повывелись.

За хорватов болеть также бесполезно. Маленькая нищая страна, породившая на свет самого бессмысленного игрока нынешнего состава московского Спартака - некоего Пашалича. О фашизме хорватов и их ненависти к русским из-за сербов и говорить нечего.

Жаль, что одна из этих ненужных сборных к нам точно приедет.

Датчане - образцовые евронемцы без свойственной немцам меланхолии. Эти ничего никогда не утрачивали, не были империей, да и нацией толком не стали. Типичные дети евробюрократии - как им скажут в Брюсселе и в свежей методичке по толерантности - так оно и будет. В Россию они не поедут, потому что Россия - это Путин, допинг, русская мафия.

К сожалению, на сегодня ситуация выглядит ужасно. К нам из 4 пар команд поедут скорее всего самые бессмысленные - команды без болельщиков. Хорватия, Италия, Швейцария и Дания. В общем, будем заполнять стадионы бюджетниками с халявными билетами от профсоюзов. Это будет их праздник.
Вячеслав Данилов

(no subject)

Беру вчера свежую "Афишу", кассирша такая, родом из Средней Азии, спрашивает: "Это спортсмен что-ли?" - "Нет, говорю, скорее гей". Оказалось, что актер. Даже не знаю, кто из нас был ближе к правильному ответу.

буржуй!, Подойди

Лев Щаранский возглавил московский "Спартак"

Вот ведь неблагодарные ублюдки, он им стадион построил, покупал им игроков и тренеров,каких они хотели, сделал для них лучшую футбольную школу страны, а им подавай победу над конями. В принципе, Федуну ничего не надо было делать, ничего не надо было строить, ничего не надо было покупать - кроме матчей с ЦСКА. Выигрывал бы их постоянно, и насрать на Лигу чемпионов, на стадион и вообще на все на свете. Так что я всячески приветствую назначение Льва Натановича Щаранского генеральным директором футбольного клуба "Спартак" (Москва). В поле Дзюба, в небе Нетто, в кресле председателя Лев! Так победим!
Вячеслав Данилов

(no subject)

"Working-Class Ballet"

А вот это правильный и хороший левый анализ феномена футбола и мирового чемпионата. Футбол - это балет рабочего класса (с) Саймон Кричли
буржуй!, Подойди

(no subject)

Маша Сергеева пишет, что это был вежливый хоккей.

Чересчур вежливый, на мой взгляд. Знарок серьезно ошибся, не взяв в команду тафгая. В результате мы получали травму в каждом матче. Нас били - и не боялись бить, коли уж за Овечкина додумались не убить кого-то из соперников. Победа, конечно же, все искупает. Но могла она достаться куда меньшей ценой для здоровья игроков.
буржуй!, Подойди

Еще одно звено гребаной цепи



Эх, старик Гугл не докрутил. Что мешало пририсовать еще одно звено гребаной цепи к двум "0" и выставить все 7 цветов радужного флага? Мы не согласны на компромиссы! И не 5 колец-цветов, как полагается, и не 7. И пусть говорят, что в гей-радуге всего 6 цветов, но в еврейской радуге точно 7! Так что предлагаю рассматривать радужное послание Гугл как антисемитскую провокацию КГБ. Это - хуже, чем теракт на Мюнхенской олимпиаде! Сочи, ты слышишь первые взрывы!

Только всемирный союз евреев и геев способен разорвать цепи кровавого режима, которые олицетворяют пять олимпийских колец, замкнувшихся на руках узников 6 мая. С колеблющимися не по пути! Как учит нас основатель КПСС Владимир Ульянов (Бланк), сначала надо размежеваться, а лишь затем пить элитную украинскую горилку! Серж Брин не будет пить скотляндский уиски, слушать, как мы читаем стихи из томика Мандельштама, ведь чад олимпийского огня не сладок ему и не приятен. Так не победим! Когда мы придем к власти, Гугл ждут добрые люстрации и оптимизация под руководством четы совестливых и неполживых дурналистов Дзядко. А пока пусть Гугл пьет свой безалкогольный самогон!
Вячеслав Данилов

(no subject)

Радио "Эхо Москвы": Предательский сговор в Хельсинки

Как из душа окатило! И снова победа тоталитаризма! Доколе, спрашиваем мы?

А где-то у метро "Баррикадная" тихо и застенчиво, роняя слезинку на собянинскую плитку, плачут демократические болельщики сборной Словакии. "Я - словак!" - на значке скромной урбанистки Кичановой. "Все мы сегодня - словаки!" - на принте майки доброго активиста Бериллия.

Но нет предела человеческой мерзости! Ставленник русской мафии Р. Фазель потряс мировую общественность: с неприкрытым цинизмом он объявил мировой чемпионат завершенным. А ведь долг каждого честного человека, гея и эффективного управленца - отменить итоги финального матча и объявить победителем сборную маленькой, но гордой демократической страны!

Такое не должно повториться!  Г-н Фазель, мы требуем на следующий матч сборной этой страны назначить судей непосредственно из Гааги!

Не забудем, не простим! Миллиарды Абрамовича, миллионы замученных в застенках Сталина, сотни тысяч политзаключенных путинского режима возопиют в неслышном горе. И почему молчат Илья Яшин, Людмила Алексеева?  Где голос ЕСПЧ и Центра Симона Визенталя? Мы считаем, что необходимо потребовать от Михаила Прохорова способствовать аннулированию результатов позорной чекистской провокации. Слезинка гея, ребёнка и Дженни Чириковой этого стоит.

PS: Сегодня Борис Тадич проиграл выборы в Сербии. Какой страшный день! 


Радио "Свобода": Прорыв информационной блокады!

Дорогие друзья, поймите! Победа сборной России по хоккею на финском льду стала возможной лишь благодаря активным и громким действиям российской оппозиции! Эту победу наши хоккеисты посвятили мученикам совести А. Навальному и С. Удальцову. Телетрансляцию финала специально перенести на прокремлевский Первый канал, чтобы путинский агитатор Гусев вам ничего об этом не сказал!

Юджин Малкин, Пол Дацюк, Юджин Варламов, Алекс Семин, Алекс Овечкин и другие мастера североамериканского хоккея  - они давно покинули эту страну! Они вернулись в команду лишь для того, чтобы показать, что настоящая свобода творит с талантливыми спортсменами!

Юджин Варламофф весь матч отбивал шайбы самодельным плакатиком "Долой чекистскую гэбню!" Но К. Эрнст испугался это показать в прямом эфире!

Кремлевские провокаторы, выбежавшие на лед переодевшись в форму сборной Словакии швырнули запасному вратарю сборной России К. Барулину шайбой в лицо! Но лидер оппозиции в сборной, которого ставленник Единой России В. Третьяк запретил выпускать на лед, не поддался на нашистские штучки!

Весь свободолюбивый мир рукоплещет сборной России - ее тихому восстанию против путинского режима! Они играли за вашу и нашу свободу! Так победим! В небе Боннэр, на земле - Хайкин, на льду - Малкин! Истинный продолжатель дела великого Могильного!

Предлагаем срочно обсудить возможность вывода России из G8!
Вячеслав Данилов

Moneyball - большой фильм о большой лжи

Не знаю, существует ли такая закономерность: чем более масштабная гадость случается в жизни, тем более великим оказывается фильм о ней. В особенности часто так бывает, когда масштабы случившейся дряни превзошли ожидания начальников. Американский фильм Moneyball о бейсболе с Брэдом Питтом в главной роли, очевидно, из этой же оперы. В отечественном прокате этот фильм о специфически американской игре назвали "Человек, который изменил все", и, в общем-то, это название точное. Хотя более правильным был бы заголовок в диссертационном стиле: "Об истории внедрения статистических методов в управленческую практику спорта высших достижений". Да, Голливуд он таков - даже о матметодах статистики может снять блокбастер.


В основу сюжета положена реальная история (правда, изрядно приукрашенная) подъема провинциальной бейсбольной команды на вершину спортивной иерархии. Все дело было в применении менеджерами команды математических методов при оценке действий игроков на площадке. До этого момента всем в командах заправляли менеджеры, полагавшиеся только на персональный вкус - свой и конкурентов. В результате появлялись переоцененные игроки, дутые звезды, тогда как настоящие таланты, которых почему-то вовремя не разглядели, не имели шанса подняться. Вокруг команд витал некий дух personal knowledge с как правило сопутствующей такому духу дешевой эзотерикой, дурацкими приметами, историческими заклятиями и легендами. Так, команда Boston Red Socks когда-то была невероятно великой, несколько раз подряд выиграв чемпионат, пока, кажется, в 1920-м году не продала ведущего питчера другому клубу - New York Yankees. После чего... ни разу в своей истории (до появления матметодов, кстати) не добивавшаяся таких же успехов. "Янки" же именно с этого момента стали превращаться в команду-династию, выигрывая все, что можно много-много лет. Проданный же игрок стал легендой и затем - талисманоv Янкиз, символом того, что бостонцы будут вечно suck. Другую популярную команду проклял пьяный болельщик, которого на стадион не пропустила охрана потому, что тот привел с собой... козла! С той поры команда переживает не лучшие времена...

Как водится, успех был недолгим. Статистические методы тут же были внедрены конкурентами, и команда Брэда Питта скатилась вниз, на положенное ей по деньгам место. Такова вообще история большинства инноваций, если они почему-то не называются Apple или MicroSoft. На методы трудно наложить копирайт, такой же как на технологии. Хотя казалось бы, сходные вещи по природе. Герой Брэда Питта несомненно изменил игру. Бейсбол больше никогда не останется прежним после того чуда, случившегося с провинциальной нищей командочкой. Старые добрые времена специалистов и скаутов, обладавших чутьем, канули в лету. Неолиберализм взял свое. Неолиберализм - как ориентация на сведение всего в игре к численным показателям, к цифре как символу скрытой подлинности. Никто больше не говорит о командном духе, о специфической "химии" в раздевалке. Заслуженных игроков не провожают "последним матчем" и даже не дарят цветы – их тихо двумя словами увольняют в менеджерской или раздевалке. Как в социально-экономическом мире социология с философией сводимы к экономике, а последняя - к теории финансовых рынков, оперирующих лишь "цифрой", так и в обновленном мире бейсбола не осталось никакой "философии" игры, кроме той, которую вы можете увидеть в компьютере. Замечателен финальный эпизод ленты: усталый Брэд Питт смотрит на экран телевизора, где раз за разом прокручивается один из наиболее красивых моментов игры его команды. Он, менеджер команды, вынужденный раньше суткам напролет крутить подобное "кино", чтобы анализировать игру подопечных, теперь может спокойно сесть и расслабиться, получив подлинное удовольствие, свойственное лишь болельщику, а не бейсбольному профессионалу. Всю работу за него выполнила машина и толстый гик-оператор ЭВМ, никогда в жизни не игравший в спортивные игры, требующие большей физической нагрузки чем покер.

Удивительно, но неолиберальный переворот случился в бейсболе лишь в середине 00-х. До того времени колыбель неолиберализма – США - оставалась верной консервативным принципам. Забавно, что фильм заканчивается оптимистической констатацией того, что маленький человек, неудачник, находящийся на грани увольнения, в состоянии изменит целый мир, в котором он живет, разумеется, при условии упорного труда и толики удачи. Но фильм ничего не говорит о том, как именно он изменил мир. Что с этим миром стало потом?

В НХЛ, еще одной профессиональной американской лиге, третьей по значению после бейсбола и американского футбола, подобная революция произошла за 10 лет до описанных в фильме событий. Революционером выступил менеджмент клуба-середняка, New Jersey Devils, всегда находившегося в тени двух богатых и популярных соседей по дивизиону - New York Rangers и New York Islanders. Это были гениальный хоккейный менеджер Лу Ламорелло, собравший крепкую команду трудяг, в которой была всего одна звезда - вратарь Мартин Бродер, и гений тактики Жак Лемэр, которого в 1993 году Ламорелло пригласил тренером в команду. Вообще же, статистикой в НХЛ увлекались всегда, но только "старый лис Лу" додумался радикально перестроить игру команды под статистические показатели и, в частности, под пресловутый показатель полезности - коэффициент "плюс-минус", показывающий разницу между забитыми и пропущенными голами в том время, когда игрок находился на площадке. Лемэр предложил еще одну новинку, которая позволяла резко улучшить именно эту статистику для всей команды - тактический прием под названием "капкан". Суть этой тактики состояла в том, чтобы не дать креативным игрокам соперника разогнаться в средней зоне, разрушить игру в пас нападающих противника, а самим сыграть на его ошибках. Эта тактика, вкупе с менеджерским подходом, основанным на числовых показателях, привела клуб к завоеванию кубка Стэнли - главного трофея мирового хоккея с шайбой. Это случилось впервые в 1995 году. В четырех играх финальной серии "Нью-Джерси" не оставил искрометному хоккею "Детройта" ни единого шанса. "Красные крылья" с его гениальными игроками - Федоровым и Айзерманом, были выметены с площадки. Лу, Жак, Мартин и их беззвездная команда разрушителей оказались в зените славы - на самой вершине мирового хоккея. За десять лет до успехов в бейсболе "цифровой команды" героя Брэда Питта, точно так же собранная команда, игравшая по точно таким же принципам, побеждает в хоккее.


Уже со следующего сезона все аутсайдеры и середняки НХЛ внедряют "капкан" и увеличивают штат командных статистиков. В течение ближайших лет средняя результативность матчей падает в три раза. Выражение "хоккейный счет" начинает употребляться уже в самом хоккее - так начинают называть ставшие вдруг редкостью крупные результаты матчей. Эпоха романтического и бесшабашного хоккея 80-х, где не редко встречались счета 8:9 или 11:7, ушла навсегда в прошлое. Болельщик должен был привыкнуть к счету вроде 1:0 или, что самое страшное для американского рынка, куда в начале 90-х устремила свои взоры НХЛ - 0:0! Хоккей превращался стремительно в... футбол, только с шайбой и на льду.

Вторым неприятным результатом "реформы" НХЛ имени Ламорелло стало исчезновение звезд. Между эпохой так рано покинувшего хоккейную арену Марио Лемье и появившейся новой сверхзвезды Сидни Кросби прошло почти десятилетие. Что такое спортивное соревнование без звезд? Это игра без зрителей и рейтинга. А телерейтинг для коммерческой лиги - вопрос первостепенный. К концу 90-х устав от унылого оборонительного хоккея, который практиковала львиная доля клубов НХЛ, руководство лиги начинает лихорадочно искать выход из сложившейся неприятной ситуации. Для начала меняют правила игры: вводятся овертаймы после ничейных матчей, изменяется система начисления очков. Для ускорения темпа отменяется красная линия и вводятся еще некоторые мелкие изменения. Также ужесточается судейство - захваты и зацепы, без которых немыслим "капкан", а также "шлагбаумы" теперь жестко караются. Пока лига меняла правила, хозяева команд терпели убытки. Телезрители не желали смотреть скучный хоккей, основанный на статистике и главном ее принципе - "не ошибись!" В хоккее умирала импровизация, зато на царство была коронована ее величество тактическая схема. За 10 лет с 1994 по 2004-й лига пережила два локаута из-за споров профсоюза игроков и хозяев команд, не желавших по-старому делить падающие прибыли.

К концу 00-х НХЛ снова изменилась. Игра резко ускорилась, но, одновременно, и упростилась, превратившись в известный по футбольной поговорке вариант "бей-беги". Одновременно с этим за прошедшие десять лет резко увеличились габариты игроков - ведь хорошую статистику легче получить, будучи игроком крупным, играющим в тело. Вместе со статистикоманией и борьбой за телерейтинги в политкорректных США исчезла профессия "полицейского на льду" - тафгая, призванного устраивать драки на площадке, чтобы перевернуть ход игры или травмировать звезду противника. Вслед с драками, часто показными, исчез и специфический шарм НХЛ, столь любимый в консервативных городах старой лиги вроде Чикаго или Филадельфии, и, в особенности, в Канаде. О временах эпических битв Боба Проберта, Стю "Комбайна" Гримсона или малыша-албанца Тая Доми оставалось только вспоминать, утирая скупую слезу с небритой щеки вечно невезучего канадского болельщика.

Вместе с ростом габаритов и ускорением игры, давшей рейтинг, в мир профессионального хоккея пришла другая беда. И без того изрядно травмоопасный спорт стал еще более травматичным. Но теперь к старым травмам - повреждениям костно-хрящевых тканей и мышц добавилась новая беда - сотрясения мозга. Именно из-за них был вынужден завершить карьеру потенциальная сверхзвезда НХЛ 90-00-х Эрик Линдрос из Philadelphia Flyers. Из-за них теперь под угрозой карьера молодой легенды канадского спорта - "малыша Кида" - Сидни Кросби. Без самой главной своей звезды Pittsburgh Penguins вряд ли уже в скором будущем сможет повторить успех 2009 года и взять четвертый в истории команды кубок Стэнли.


История, которую начал в 1993 году гениальный менеджер профессионального спорта Лу Ламорелло и его друг тренер Жак Лемэр, завела ведущую хоккейную лигу мира в тупик. Иногда случается так, что одна победа ставит саму игру на грань катастрофы. Кажется, это тот самый случай. Компьютер, однажды научившийся играть в шахматы не хуже чемпиона мира, постепенно превращает этот спорт в род забавы для стариков и средства развития интеллекта школьников (такова, в общем-то, миссия Кирсана Илюмжинова, призванного оформить почетные похороны величайшей интеллектуальной игры в истории цивилизации). Однажды найденный рецепт победы может обессмыслить игру. Кажется, что математическая статистика, этот дериват финансовой логики с неолиберальных рынков, готова поставить на колени те сферы специфически человеческого действия, такие например как игра, в которых ценился отнюдь не только лишь один результат. Как говорил один тренер, чья команда играла в отвратительно скучный футбол: "Самое красивое, деточка, это счет на табло".

http://liberty.ru/Themes/Moneyball-bol-shoj-fil-m-o-bol-shoj-lzhi

Вячеслав Данилов

Зачем нужны постколониальные исследования

для Канады мне теперь стало ясно:
Я уже сказал, что канадцев не увлекает футбол. У нас в 16 лет происходит ужасающий спад, мы начинаем терять игроков, потому что школа становится сложнее, люди готовятся к университету, где-то подрабатывают. А в это время наоборот нужно усложнять тренировки, работать как можно больше. Это системная проблема, которую мы не можем решить. Знаете, я был в Австралии. Мой сын связан с канадским правительством и уезжал в Австралию по работе. И он меня познакомил с австралийской федерацией футбола.

― Ого.

― Так вот они, в отличие от канадцев, страшно гордые люди. Мне рассказывали, как однажды они очень плохо выступили на олимпийских играх ― не только в футболе, а вообще ― это потрясло правительство, премьер-министр едва не ушел в отставку. И они переломали всю свою систему, это произошло на уровне правительства. Я видел, что там происходит сейчас ― это здорово, по-настоящему здорово. Я очень люблю Канаду, эта страна стала моей второй родиной, и вряд ли сейчас я бы смог жить в каком-нибудь другом месте. Но у канадцев колониальное мышление. Это большая красивая и богатая колония. Вот, кто мы есть. Иногда люди спрашивают меня: «Как же так, у них нет даже своего национального футбольного чемпионата!» Я говорю: «А в хоккее, что ли, есть?» Это их национальный спорт, а они на коленях просят американцев, чтобы им дали еще одну команду в НХЛ!

http://www.sports.ru/football/119357678.html


Читая такое понимаешь, что все разговоры националистов о том, что Россия - это такая автоколония, что наша страна "колонизирована чиновниками" и тому подобное РЛО - не более чем метафора. Притом глупая и опасная метафора.

Вячеслав Данилов

Русский футбольный тренер о Ливии до "восстания новых городских слоев"

– Как вы попали в Ливию?


– Это долгая история. В свое время полковник Каддафи распорядился, чтобы любая иностранная компания, которая начинает работать в Ливии, бесплатно делала что-то на благо государства. Корейцы делали большой опреснитель, а взамен построили стадион, чехи открыли парк. А наш «Газпром» там получил право на использование газового месторождения. Вот у них и спросили – что вы можете сделать для Ливии? «Газпром» предложил спорт. В итоге решили на год отправить туда российских тренеров из 12 видов спорта. До этого Ливия целых 10 лет была закрыта от внешнего мира, не участвовала ни в каких соревнованиях, варилась в собственном соку.


Когда все было улажено, олимпийский комитет разослал по регионам приглашения. Я тогда был главным тренером дубля «Ротора», а Ливии как раз требовался тренер молодежной сборной. Послал анкету, подписал контракт. Вот, собственно, и все.


– Как к этому отнеслись в Волгограде?


– Я тогда был еще очень молодым тренером. Пришел к нашему президенту, Горюнову. Говорю: «Так и так, я прошел конкурс, что теперь делать? Отпустите?» Мне было интересно поехать за границу, посмотреть арабский мир. Он говорит – да, это важно, езжай, рекламируй «Ротор», может, наладишь какие-нибудь связи. Он меня даже не увольнял – просто отпустил на один сезон в другую страну. Зарплаты были приличные, так что там мог и хорошо заработать.


– И как, наработали связи?


– Нет. Там были неплохие игроки, некоторых вполне можно было бы перевезти в Россию. Но местная федерация запрещала им уезжать в другие страны. В России их можно было бы просто дорабатывать. Дело в том, что физически ливийцы слабые, а технически – в самый раз, одаренные. Там было много ребят с африканскими корнями, они были довольно пластичные. Но не сложилось.



– Вы приехали в Ливию. Что дальше?


– Меня назначили тренером молодежной сборной, но собиралась она там очень редко. И однажды за мной приехали представители «Аль-Иттихада». Это клуб из Триполи. Пригласили, показали команду и условия. Я согласился. Из сборной пришлось уйти – там мое место занял какой-то португалец. На тот момент в Ливии были только две профессиональные команды. В остальных клубах у футболистов была вторая работа, которая и приносила им основной доход. Но при этом там работали иностранцы, еще при мне там был отец Паоло Мальдини, Чезаре. А вот легионеров-футболистов там не было.


– Что вас удивило в первую очередь?


– Когда я пришел в «Аль-Иттихад», там играл Саади Каддафи, сын главы государства. Понятное дело, в команду были вложены хорошие деньги, сразу начали строить базу, стадион привели в порядок. Но дело не в этом. Сын Каддафи ходил весь такой важный – вокруг все время телохранители, на тренировках стояли по 6-7 автоматчиков. Рядом с его машиной всегда ездили два джипа охраны. Так что немного высокомерия проскакивало. Как футболист он был, прямо скажем, не очень. Очень медленный. Но ему без вопросов давали бить все штрафные и пенальти. Да и менять его тоже никто не решался. Если он был готов играть и не болел, играл от свистка до свистка.


– Прикрикнуть на него могли?


– Нет, такого быть не могло. Все местные его уважали, не было никакого недовольства. После побед он мог зайти в раздевалку и дать всем денег, а кому-то мог подарить машину, дом или какой-нибудь магазин. Саади любил футбол, этого не отнять. Он ведь потом вложил деньги в «Ювентус», у него была доля в клубе. Какое-то время он жил в Италии.


– Что вам дарили в раздевалках после побед?


– Ничего. Я иностранец, так что получал свою зарплату – и все. Единственное – когда мы выиграли чемпионат, вместо медалей нам выдали именные часы Каддафи. Их нам вручал начальник безопасности Муаммара. Еще одни золотые часы подарил его сын. А в остальном ливийцы были жадноватые.


– Как к вам относились в команде?


– Там были мусульмане. Если им привозят старшего человека, они его беспрекословно слушаются. Кроме того, им было со мной интересно – раньше они работали только с бразильцами, а тут приехал русский. В нашей команде были совершенно нормальные и веселые люди. В автобусе веселились, барабанили свою арабскую музыку, пели, танцевали. Иногда даже чересчур старались – голова начинала болеть. Страна ни в чем не нуждалась, всем было хорошо.



– То есть и над вами могли пошутить?


– Да. В основном смеялись над нашим языком. Дело в том, что в арабском и русском совпадает произношение некоторых слов. Страна по-арабски – это «бл**и», брат – «х*й». Бывало, ругаюсь на парней во время игры, а они походят к переводчику и спрашивают: «У него дома что-то с братом случилось, что ли?» Или вот еще. Зуб по-арабски – это «член». Спросили у меня как-то, почему я не в настроении. Говорю, что зуб болит. А они ржут. Добродушные ребята.


– Кстати, кто был вашим переводчиком?


– Полковник национальной морской академии. Вы знаете, он мог подводную лодку на пузо сажать. В свое время 11 лет учился в Питере. И он сам вызвался мне помогать – приезжал после работы и абсолютно бесплатно работал. Ему просто было интересно этим заниматься. Иногда он даже заезжал за моим сыном и отвозил его в школу. Когда мы вернулись в Россию, жена с сыном еще долго говорили, что хотели вернуться. Вот такое отношение людей нравилось в первую очередь.


Этот переводчик не единственный человек, который приезжал в клуб после основной работы. Президентом «Аль-Иттихада» был начальник безопасности Каддафи, о котором я уже говорил. Такая вот общественная деятельность. Он приезжал каждый вечер, можно было приходить к нему по любым вопросам.


– А самого Каддафи видели?


– Нет, он на публике появлялся очень редко – только на праздниках или важных съездах. На спортивные мероприятия он не ходил, потому что считал, что это не очень серьезно. Он всегда очень заботился о своей безопасности – боялся, что во время крупных мероприятий в него может прилететь какая-нибудь ракета или бомба. Когда-то американцы сбросили на Ливию три ракеты. Одна, например, убила его дочку. А до этого, говорят, ходил на футбол.


Я часто виделся с другим его сыном, Мухаммедом. Он был президентом ливийского олимпийского комитета. Он, конечно, вел себя куда спокойнее Саади. Нормальный культурный человек. Его, кстати, убили после новой революции.


– Набожность ливийцев как-то мешала работе?


– В Рамадан мы переносили тренировки где-то на 10 часов вечера. Они целый день не кушали, и пить им тоже было запрещено. В семь часов они ели и выезжали на тренировку. Единственное – я просил, чтобы они сильно не наедались. А то они целый день голодали, а потом так наворачивали, что тренироваться было тяжело и через три часа. А других проблем и не было.


Неподалеку от нашего тренировочного поля была мечеть, там было слышно, когда начинались молитва. Тренировка прерывалась, они доставали свои коврики и молились прямо на поле. Для них это была еще и хорошая пауза. Потом вставали и продолжали заниматься.


Еще вот что заметил – арабы всегда опаздывают. Договариваешься с ними о встрече – скажем, завтра в восемь. А они тут же: «Как даст Аллах, вдруг что-нибудь случится». И ты можешь прождать человека полтора-два часа. Звонишь, а он говорит: «Да-да, я приеду». Так же с тренировками – многие опаздывали. Но потом я уже подвел занятия под молитвы. На них они никогда не опаздывают.



– У вас были телохранителели?


– Нет, конечно. Там нулевая преступность. Я несколько раз видел там драки – представляете, они бьют друг друга ладошками. Знаете, почему? Если будет синяк, то можно обратиться в полицию, и нарушителя заберут. Тех, кто гнал финиковую самогонку, тоже моментально отлавливали. Да о чем говорить, если они даже проституток моментально вычисляли. Когда туда из Марокко приезжали женщины, они начинали за ними следить и при первом удобном случае задерживали. У меня сыну тогда было 11 лет, он там мог сколько угодно гулять с друзьями до ночи. Мы с женой совершенно не переживали.


– Ливийский сухой закон – это как?


– Представляете, празднуют люди свадьбу. Улица перекрыта, за столами 1000-1500 человек. Все едят и пьют соки, фанту. Единственное, что было реально найти, – безалкогольное пиво. Банку такого пива еще можно было выпить. А вторую уже невкусно – идет как вода.


http://www.sports.ru/football/132878351.html