Category: лытдыбр

Category was added automatically. Read all entries about "лытдыбр".

Вячеслав Данилов

(no subject)

Хорошая реплика Вахштайна о структуре академического поля, которую я в целом был бы готов разделять. Вот она:

"Первое. Нет никаких «академических сообществ», существующих в стилистике республики ученых, непрерывно друг с другом коммуницирующих. Их нет в регионах (там есть более или менее консолидированные группы преподавателей местных вузов), но нет их и в Москве с Петербургом. Есть формальные и неформальные «эпистемические клубы» по интересам, которые и являются производителями/трансляторами идей.

Второе. Не бывает «близких тем». Одна и та же тема, которой занимаются в двух разных эпистемических клубах, – это разные темы, потому что сформулированы на разных языках. Никлас Луман, которым занимаются в СПбГУ, и Никлас Луман, которым занимаются в Шанинке, – не просто два разных Лумана, они даже не однофамильцы.

И третье. Наука – это не система коммуникации, а система влияния. Вы либо источник влияния, либо проводник влияния, либо объект влияния."

С чем и почему я не согласен.

Первое. Сама академия не готова присваивать подобные описания, хотя это еще не значит, что описания ее как сети конкурирующих групп не являются верными. То есть академия не желает отказываться от образа самой себя как единой социальной организации истины, хотя знает о своей "коррумпированности" предостаточно.

Подобное лицемерие важно для обращения с внешними инстанциями – журналистами, властью и обществом (которого, как мы знаем, не существует, и Вахштайн с Латуром – это просто последовательные тетчеристы). Перед финансирующими и легитимирующими структурами необходимо создавать иллюзию научного единства и волшебной продуктивности – каждый конкретный результат всегда не только результат определенной группы ученых или некоторого автора, он подписывается также всем корпусом науки: люди добиваются не просто результата (открытия, изобретения), но прежде всего – научного результата.

Не менее важно и другое свойство этого лицемерия: именно интересами чистоты широком смысле слова оправдываются как изгнания из науки нарушителей "научной этики". Но что, пожалуй, еще более важно – корпоративной солидарностью удерживается еще больше подобных нарушителей внутри социального корпуса академии – все эти карьеристы, болтуны, стяжатели дешевой славы, плагиаторы и т.п. публика. Если бы мир науки был устроен в режиме той самой кружковщины, не исключено, что он был бы куда чище.

Лицемерие единства научного сообщества поддерживает существование академической бюрократии и, безусловно, фантастической коррупции. Не замечать ее или делать вид, что она не имеет никакого отношения к производительности "эпистемических клубов" было бы весьма опрометчиво. Да и сами "эпистемические клубы" как правило не являются образцом "республики ученых", в них существует все то же самое, что и в "большой (и не существующей с точки зрения Вахштайна) науке" – распределение ролей, политика, коррупция и т.п.

То же самое лицемерие оказывает непосредственное влияние на мотивацию ученого. Очень трудно (по себе знаю) объяснить рядовому физику из НИИ, что он – всего лишь часть небольшой "эпистемической группы", которая всего лишь "борется за влияние". Скорее ученый будет яростно отрицать подобные описания, поскольку они лишают его мотивации на участие в большой науке, веры в то, что вместе с ним и его работой, даже если он не приносит никакого результата, и даже отрицательного, поддерживается наука как социальный институт и более того, историческая миссия науки как таковой.

У меня был, кстати, довольно печальный опыт пропаганды подобного взгляда, который отстаивает Вахштайн. В 2007 году я на какой-то конференции прочел доклад на тему "Как стать звездой в отечественной философской науке. Десять заповедей". Заповеди были: сотвори себе кумира, воруй, убивай, завидуй, лжесвидетельствуй и т.п. Доклад был проиллюстрирован реальными случаями из карьеры отечественных академических бонз и публичных философов. Особенно крупная часть была посвящена плагиату (тогда еще не было диссернета, но история с плагиатом у Добренькова наделала шума и поставила впервые вопрос в его остроте). Аудитория из аспирантов и студентов громко хлопала, а вот среди коллег мне понимания не удалось найти. Один из уважаемых профессоров подошел ко мне в кулуарах и очень твердо, делая ударение на каждое слово, медленно произнес: "НАМ. ОЧЕНЬ. НЕ. ПОНРАВИЛСЯ. ВАШ. ДОКЛАД".

А мне очень понравилась эта оценка. Из доклада я позже смастерил спецкурс.

Впрочем, вернемся к тезисам Вахштайна.

Второе. Подобные тезисы остаются уделом радикалов и маргиналов вроде Вахштайна - и меня. Причем, если проанализировать академическую траекторию самого Вахштайна, его академическую активность, то, скорее всего, выяснится, что он отнюдь не поступает так, как требовала бы от него "социальная онтология" науки. В мире науки по Вахштайну отсутствует публичная политика. Если этот мир – мир только "эпистемических групп"-монад, то возникает вопрос, а как тогда эти монады борются за влияние? Значит в этом разряженном поле между монадами что-то временно хотя бы устанавливается – какая-то виртуальная по меньшей мере перемычка, по которой может пробежать хотя бы риторическое сопоставление несопоставимых и несоизмеримых однояйцевых, но разлученных близнецов Ирвина и Эрвина Гофманов. В науке есть место политике. А также публичности. Нельзя, вероятно, утверждать, что эта публичность не носит характер архипелагов, то всплывающих из пустоты, то погружающихся туда снова.

Описание науки как броуновского движения "эпистемических групп", используя компьютерную метафору, можно принять за некий научный хард. Но hardware не достаточно, нужен научный софт, чтобы аппаратные функции машины были задействованы и она взлетела.

https://www.hse.ru/data/2015/06/24/1083743591/AF_15.pdf
Вячеслав Данилов

С топором и без штанов

Все-таки очень здорово, что организаторы книжного фестиваля "Новая площадь" развели особенно честных людей без определенной политической ориентации и троцкистов на разные дни. Несказанно я был рад, что кое-кого из слишком озабоченных чистотой чужих рук не увидел. Но все-таки немного жаль, что в пятницу не успел ни на шоу про списки, ни на концерт группы "Абрам Коц".

И в субботу умудрился пропустить свое же выступление про Жижека. Почему-то был уверен, что оно в 2 дня. А оно - в час. Подвел Сашу Павлова, презентовавшего книжку от "Европы". А ведь специально на меня поглядеть пришла девушка, которую в универе я любил. Сто лет не виделись и столкнулись у выхода "Циолковского" - она на работу, я - сюда.

На шоу про "Незнайку" и коммунизм собралось народу дофига. Выступала красивая девушка Гаянэ и рассказывала про то, что с носовской "Незнайки" КПСс списала свою программу 1961 года.



Первый рассказ о Незнайке Носова вышел в журнале "Барвинок" весной 1953 года, что весьма символично...



Издатель Иванов, редактор Мартынов, телеведущая Колозариди и активист "Левого фронта" Лиза слушают Кагарлицкого.



Ирина Глущенко в "Незнайке" нашла также объект своего исследования - гастрономию Солнечного города, которая была не более чем фантазматическим продолжение советского общепита.



Алексей Цветков рассказывал о том, как его дочь читала "Незнайку" и не увидела там никакой социальной утопии вообще. К тому же "Незнайка" это, в общем, никакая не утопия, а то, как себе представляли современный капитализм советские писатели. Незнайка же - это радикальный художник в мире чистогана.

Выступал еще издатель Иванов и рассказывал об экономике сокровища в "Незнайке", которая совпедала с экономикой Кубы сразу после революции и экономикой СССР эпохи Уренгоя. Денег нет, все живет натуральным обменом, а все, что есть сущесмтвует системами распределения от перепродажи разнообразного "лунита" - форм нисчерпаемого богатства. А еще он сказал, что мини-мир Носова - это мир лейбницевских персонажей. То есть мир умаляющийся перед остальным миром и тем самым предназгначающийся для спасения.

Про экономику обмена весело рассказывал Кагарлицкий: в результате цепочки натурального обмена Незнайка неожиданно для себя остается с ненужным ему топором и без штанов. Сидевший рядом эсер Андрей Демидов резонно заметил, что "С топором и без штанов" - это бакунинская формула.

Была еще восточная девочка, которая тихим голосом что-то говорила о Незнайке как сттиляге и мальчик, который сказал мысль, которая и мне самому в голову пришла, что Незнайка - это "лишний человек" классической русской литературы. Правда, мысль свою он не продолжил.

Тогда как она весьма интересна. Если полагать, что мир Незнайки - это коммунистическое будущее, а полагать так есть определенный резон, то наличие в ней фигуры Незнайки как "лишнего человека" оказывается весьма проблематичным. Коммунизм - это мир функциональной аннтропологии без реальной функциональной нагрузки - люди живут выполняя функции и определяясь ими, но сами эти функции в своей эффективности оазываются сняты - то есть буквально не нужны. Как возможен "лишний человек" в мире ненужных людей? Это первая загадка.

Незнайка - это тот, кто буквально не знает своего места, означающее без означаемого, перемещающийся в функционально замкнутых на себя нео-эко-урбанистических пространствах ювенальных поселений. По версии Цветкова, Незнайкина функция - проверять "моральную устойчивость" граждан волшебного будущего - испытывать их гуманистическое терпение. Разумеется, тот же Чацкий вполне так же "испытывал терпение" сословно-замкнутой системы отношений. То есть - как и Чацкий - Незнайка не является реальным этого мирка, он лишь способ его описания. Незнайка - это вторжение литературы, фикции, означающего в мир, который исключает письмо и любые формы описания. Незнайка литературен в отличие от "реальных" Винтика и Шпунтика, и даже тех комических милиционеров, которые от перформативно-противоречиволй сущности своей профессии при коммунизме впадают в невроз и заключают друг друга в холодильник.

И вот вторая загадка: как возможна литература в мире, который создан этой литературой и исключает ее как средство своего достижения? Очевидно, что литература эта возможна только в снятом виде, в виде поэзии Цветика (или это местный художник?) - осмысленнность которой придает некая форма эстетического реализма - наивного потока описаний счастливой действительности, и которая становится объектом неосознанной пародии со стороны Незнайки-модерниста. В фигуре Незнайки литература переживает свою литературную смерть, выживая за счет извращения: реальным реального коммунизма оказывается отсутствующий герой Незнайка -его нет, он исключен, он помечает собой сбой и функциональный провал мира малышей, тогда как фикцией оказывается все, что миеет отношение к реальному коммунизму.

Чацкий-Незнайка, лишний человек, победил. Мир, которого он так добивался, оказался построен. Из литературной фантазии - проекции письма - лишний человек превратился в реальное. Но ценой уничтожения построенного на этой героической эволюции мира. Не в этом ли трагедия 60-ников, к которым Носов не знаю как относится - может и не относится вообще - литературная катастрофа в мире, созданном литературой, обваливает саму литературу, оставляя после себя в живых лишь только собственных никому не нужных героев.

(Офф: остальной фоторепортаж с Ярмарки - у меня в фейсбуке)
Вячеслав Данилов

Геи и балерины

- Да у меня переаншлаги всегда! А мешают реально. И это, совсем не шутка, когда тебя где нибудь на севере заталкивают в машину, и ты много часов скрюченный чешешь по тайге, через снега. А когда, наконец, доезжаешь до городка, где много нефти и бабла, тебя разворачивают обратно. Почему? А потому что ты голубой! Ну вашу мать… И отправляешься обратно, по холодной тайге, ничего не заработав.

- Ну, на севере свои понятия. Там нравы, видимо, построже.

- Да на юге бывает хуже. Я всегда летом выезжаю в туры по курортным городам. В Анапу езжу уже лет 20. Спокойный умиротворённый город, но в последние годы там какая-то нервозная атмосфера. Против меня собираются священники, казаки... И не дают выступать! Краевой отдел культуры перестал мне подписывать гастроли. Я не могу выступать в Краснодаре, Новороссийске, Анапе. Ладно, допустим, Анапа - детский курорт. Но моё шоу не предназначено для пионеров, оно начинается вечером, когда детям полагается спать. Кого я могу развратить своим выступлением?

Я провёл расследование и узнал, что все эти акции идут от одного человека, местного члена «Единой России». Может он не знает, что я тоже в этой партии состою? Да нет, не может не знать. Я никогда не скрывал эту информацию.

Я трезво смотрю на эти игры. Всё понимаю - предвыборная компания, настроение избирателей… Но иногда это начинает выводить из себя.

- Жаловались по партийной линии?

- Кому? Кого я могу попросить о защите? Я, лично, никого из партийных лидеров не знаю. А механизма защиты одного партийца от другого, насколько я понимаю, не существует. Но ведь должен быть какой-то разбор полётов. Чтоб как в КПСС, нарушил партийную этику - партбилет на стол!

И честно говоря… разве дело в партийности? Я гражданин государства, я ничего плохого этому государству не сделал. Я просто актёр. У меня такая работа. Если актёр сыграл, допустим, Гитлера, его, что, надо за это расстрелять? Что я сделал такого оскорбительного для страны? В чём проблема?

Меня приглашали на "Эхо Москвы" по этому поводу, но я не пошёл. Не хочу трубить в эфире, что я такой гонимый, юродивый… Я думаю что это неправильно и нечестно.

- А как вы вообще оказались в «Единой России»?

- Да я уже седьмой год здесь. Ещё до того как Путин объявил, что возглавляет партию. Но уж когда он объявил об этом, я понял, что всё действительно серьёзно. Конечно, я искал защиты. Артисту нужен щит, прикрывающий от неприятностей, какая-то большая, мощная организация. Но дело не только в этом. Я родился в очень правильной советской семье. Образцовой, несмотря на то, что мать воспитывала меня одна. Она была членом партии с 39-го года, удостоена нескольких госнаград. Она была настолько привязана к КПСС, что когда умирала, попросила положить ей в могилу партбилет. Потом был скандал, чуть до разрытия могилы не дошло, потому что эти документы требовалось сдавать в архив. Так что у меня с детства осталось ощущение, что принадлежать такой большой структуре, помогать государству это почётно и правильно. Можно сказать с материнским молоком я это впитал.

- Но всё-таки, любая крупная партия ориентируется на настроение масс и с точки зрения имиджа…

- Мой приход партии был не нужен! Я это прекрасно понимаю. Знаете, как получилось? У меня есть очень хорошая приятельница член «Единой России», работала в аппарате Грызлова. Мы подружились, я стал приглашать её на спектакли, помогать ей. Она разведённая мать одиночка, и много красивых детей нарожала . И как-то я купил её пацанам путёвки в лагерь. Она обалдела. А потом, может в знак благодарности, предложила вступить в партию. Говорит, нам таких не хватает, которые не треплют языком, а что-то делают. Она-то знала, что я кое-что делал для детдомов, для детского сада. Когда Беслан грохнул, я послал туда 50 тысяч долларов.

- Ваше заявление о приеме в партию не вызвало удивления?

- Шок! Это был шок. В местном отделении партии, куда я пришёл, работала одна тётка, у которой лицо просто пятнами пошло. Но ей сказали, кто меня порекомендовал, и потому проблем не возникло. Да и почему должны были возникнуть проблемы? Я не убийца, не педофил, я нормальный человек и хороший гражданин. Я пришёл со своим разумом, может не слишком умным, это моя проблема. Но я пришёл же в эту партию, а не в другую. Так что я получил партбилет и всегда ношу его с собой, и страшно горжусь им.

- Никаких претензий к вам за это время, по партийной линии не возникало?

- Может быть один раз, по поводу уплаты взносов. Там все в среднем сдавали по триста рублей взносы, а я носил по 30 тысяч. И мне уже там в аппарате, сказали: «Не носите пожалуйста столько денег. У нас так не принято».

http://er.ru/text.shtml?16/2857,110920

 
Охуительное интервью. Борис Моисеев.
Вячеслав Данилов

Друзя! Поможити кто чем можит!

Нужны всякие грузинские слова для написания одного подонкафского текста. Вот что сам вспомнил:

Сосо Павлиашвили, чучхела, пахлава, Тбилиси, Кутаиси, Гурия из Ланчхути, Мамардашвили который Мераб, Меладзе и ВИА ГРА, Гамарджоба, генацвале, чито маргарито, кинзмараули, заебали, ахашени, чача, Парцхлава, Сталин, Берия, ГУЛАГ, вах, мимино, Кикабидзе и Вахтанг, 51%, Ссакашвилий, Онищенко, боржоми, вай, Динамо, вратарь Габелия, Чивадзе, Махарадзе Котэ, по военно-грузинской дороге, абрек, джёджя он май майнд, Багратион князь, Сухуми - хотя нет, это русское слово, Абхазия и мандарины -нет, это тоже русское слово, чай черный байховый 1-й сорт без слона, гранат спелый, выходят дамы из машин в сопровождении грузин, тебе Гиви передаст, 1313 ГРОБ, купивший два билета может посетить Провал второй раз бесплатно, Абуладзе, Арвеладзе, Покаяние, фекальные массы, Кадорское ущелье, встречаются русский, хохол и грузин, революция роз, Шеварднадзе, кубок УЕФА, Сулаквелидзе, казино "Кристалл", "Я - грузин", великий московский скульптор.

Поэма о Грузии любимой via

moska

 

Кутаиси
Динамо Тбилиси
Шота Арвелалдзе и
Валерий Меладзе
Нодар Думбадзе
Кикабидзе Вахтанг
Ктулху, конечно же Фтанг!

Витязь в тигровой шкуре
Сосо дарит цветы какой-то дуре
Мамардашвили который Мераб
Гоги, который на стройке прораб

Князь Багратион
На шахе какой-то гандон
Представитель грузинской нации
Некоторых необходимо подвергнуть кастрации

Был кандидат Патаркацишвили
Был генералиссимус Джугашвили
Был и будет президентом Саакашвили!

Батоно Окруашвили
Как бы выни пиздили
Народ уже сделал свой выбор
А я написал о том лытдыбр.