February 22nd, 2018

Вячеслав Данилов

(no subject)

В биографии Деррида авторства Петерса есть странный эпизод. Связан он с молодой напарницей философа по фильму Макмаллена «Танец призраков» (1983). Звали ее Паскаль Ожье, в фильме она дискутирует с Деррида о природе кино и о призраках. Умерла она трагически в возрасте 25 лет (передоз). Но в книге написано, что на момент смерти Ожье было 24. Странная ошибка, причем про то, что она не дотянула всего один день до двадцатишестилетия, Петерс не упоминает. Возможно, он помнил о том, что со смертью ее что-то было не так, и случайно вычел у актрисы еще год. А возможно, что это своего рода ребус — ведь числа образуют очевидную серию: 24 (ошибочный возраст смерти), 25 (реальный возраст), 25 октября (дата смерти), 26 октября (день рождения). С учетом того, как Деррида был параноидально озабочен датой и причиной своей грядущей смерти, выглядит такая ошибка не столько ошибкой, сколько неким ребусом. Не исключено, что в книге такой не один.



Тусовочка, образовавшаяся вокруг Деррида, напоминала шайку Элли на аудиенции мудрого Гудвина. Вот железный дровосек Нанси со вставным сердцем, а вот сумасшедшая Элли-Ронелл, мечтающая вернуться домой в Америку, какие-то экзальтированные девицы, самоубийцы, семейные убийцы, криптонаци. Но самым крутым был Лаку-Лабарт, который так втопил по теме холокоста, что Деррида пришлось даже процитировать Чувака в разговоре с Уолтером Собчаком: «Парень, ты чего? Ты даже не еврей!»

Благодаря Петерсу легко представить порядок культурного потребления Деррида. Его попросту не было, если не считать литературу. В отличие от многочисленных его друзей, коллег и фанатов, у Деррида напрочь отсутствовал какой бы то ни было вкус. Он — не Беньямин и даже не, прости господи, Агамбен, он так и остался плебеем, знакомым даже с именами кинорежиссеров постольку поскольку. Что взять с человека, который получает удовольствие лишь только от просмотра фильмов про мафию? Музыку не понимал от слова вообще, в архитектуре разбирался примерно как Кац — заявлял Лебескинду и прочим гениям постструкрутализма «а где у вас тут скамеечки?» Про изящные искусства вообще молчать — только ни разу не уважающий живопись человек мог бы написать такое про башмаки Ван Гога.

Впрочем, еще хуже обстояло дело с бытовыми привычками. Вина пил какие попало — что для француза почти преступление против человечности. Впрочем, какой он француз? Магрибский еврей. Любимых ресторанов не имел — куда приведут дружки или фанаты, там и питался. Из домашней еды предпочитал кускус, с каких-то пор — вегетарианский. Человек со вкусом не может быть веганом, впрочем и тут Деррида не был последовательным — тайком от собственной сумасбородной фанатки Ронелл, которая и заставляла его есть одни овощи, подъедал тар-тарчики: я, гыт, веган, который иногда ест мясо!

И держал дома котов.

Посмотрели на «Букинге» отель, где любил останавливаться Деррида с женой на каникулах. В принципе место на Лазурном берегу чуть восточнее Ниццы неплохое, но нельзя сказать, что это «лучшее место на земле». Сам отель — три звезды — номер на двоих на завтра 104 евро, ни аскетичный, ни эстетичный, отель как отель, один из тысячи. Его хозяева поди и не в курсе, что у них постоянно отдыхал гений философии ХХ века.

Это даже не пролетарий, не мелкий буржуа, это какой-то деклассированный философ, люмпен, плебей.