Троцкист-разложенец (ivangogh) wrote,
Троцкист-разложенец
ivangogh

Categories:


Репост из журнала моего студента:

Давно я не писал отсебятины, но тут такое дело... Думаю, многие помнят, как прошлогодней весной в ОВД сокольники мусора пытали молодых людей, многие из которых мои друзья или друзья моих друзей. Затем была бурная кампания с массовыми беспорядками и перекрытиями тверской «группой футбольных болельщиков». Но настало лето, и кампания сдулась – многие разъехались и просто устали, началась медленная юридическая галиматья.

Так бы всё и затихло, если бы не дикость серых уебаторов, которые решили довести до конца сфабрикованное ими дело: якобы один из пострадавших вовсе не пострадавший, а опасный беспредельщик, забрызгавший газом милиционера при исполнении, а после, подло ударивший его в пах, да так что мусор вырубился, а пришёл в сознание, лишь в своём родном отделение.

Встречайте - Сева Остапов, он же Север – студент третьего курса физмата РУДН. Ооочень спокойный, я бы даже сказал несколько меланхоличный, что, наверное, и не плохо для математика. Это именно он открыл тот батл пива, к которому незаконно докопались мусора, это его хотели забрать серые, но в руки Севы вцепились друзья. Ну а дальше, я надеюсь, вы помните. 

"Сквозь серию тупых ударов я услышал не менее тупой голос: «Хули вы его тут хуячите - тащите выебистого в епт кабинет, там места больше!»... Вдруг рядом я услышал разряды тока и дикий смех СС-формовцов. Рядом человека били током... Я почти уже потерял сознание, когда двое подняли меня за ноги и со смехом и рычанием «в хуй его ебашь» поднесли шокер к моему паху - лицо серого при этом излучало такую радость... "

Севе шьют первую часть статьи 318 УК РФ, которая предусматривает до 5 лет лишения свободы, потому что если не сделать его обвиняемым, придётся признать виновными Сокольнических мусоров. Преображенская прокуратура дружит с сокольническими ментами и закрывает глаза на весь тот больной бредок, что несут пытатели, а вот свидетелей защиты величают заинтересованными лицами. Поскольку дело висит уже давно, а вместо Пронина вскоре придёт питерский новичок, с которым связи пока не налажены, они решили по быстрому осудить Севера. А мы должны им помешать, потому что это будет пиздецом, пиздецом, пиздецом. Потому что по-другому обозвать дело, когда человека вначале незаконно задерживают, потом пытают, а после ещё и хотят осудить, ни хрена не получается. Нельзя такое позволять этим гнидам. Надо мобилизоваться и устроить дикий шум иначе всё – полная безнаказанность и зелёный свет для всех форменных садистов.

Пока что планы такие: сделать сайт и сбор подписей. На субботу, на 2 часа дня, уже забили пикет, на который очень, очень надо сходить, а затем будет митинг и кто его знает что ещё. Так что ребятки – мобилизация. Дело хотят передать в суд через две недели – действовать надо быстро.

Ну и так для освежения памяти рассказ Севиных родителей, записанный мною вчера.

Четвертого апреля 2008 мой сын собрался погулять. Как собрался, так и пошёл – здоровый, чистый, молодой человек. Обещал быть в 9 часов. Поскольку к 9 вечера он не вернулся, я стала звонить ему на мобильный телефон, но он его не брал – были длинные гудки. Я так звонила через каждые 15-20 минут. Где-то в пол двенадцатого мой сын поднял трубку и сказал – я в милиции, в отделение сокольники, назвал адрес: «Приезжайте». Больше он ничего не сказал, потому что ему не дали. Мы сразу собрались и поехали. По дороге позвонил молодой человек и сказал, что его уже выпустили, а мой сын всё ещё в милиции. На мой вопрос: «Что случилось», - он сказал, «Вам лучше этого не знать, это было очень страшно». Приехав в отделение, мы позвонили в звонок, после чего вышел дежурный. Я ему сказала, мол так и так, мой сын был задержан и находится здесь. Он мне ответил, что всех уже выпустили. Мы пошли к дороге и увидели группу молодых людей. То, что я увидела меня потрясло до глубины души – все ребята были какие-то ободранные, изорванные, избитые – синяки, подтёки, эти драные рюкзаки, куртки. Совершенно жуткое, жуткое зрелище. Я посмотрела на Севу и увидела побитое лицо, - «Что случилось?». «Нас задержали, отправили в отделение милиции. В милиции нас избили». На самом деле, щадя мои чувства, мне ещё не всё рассказали. Уже потом дальше, дальше, больше я узнавала подробности этих избиений. Мы просто беседовали, и потом, в процессе разговора, возникали такие подробности типа: «Я захожу и запинаюсь – поперёк, без сознания в луже крови один из друзей, с другой стороны вижу ещё одного, которого бьют головой об стенку, а третьего бьют по голове стулом», – просто такой кошмар. Они были реально побиты. При чём перед прогулкой Сева был такой чистенький, аккуратненький – ну он же вообще человек такой, в жизни почти не дрался. А тут… У одного из ребят… У Олега ухо порванное, ссадины эти красные, эти дрэды, заплывшие кровью. Это благо ещё темно было и не всё видно. Первый вопрос: «Вас вот били, а освидетельствовали?» «Да, нас милиция возила на освидетельствование. Нам справок никаких не дали, и вообще мы ничего не знаем – записали там эти побои или не записали». Мы поехали в то отделение где их освидетельствовали, 33-е, по-моему. Мы приехали туда. Дежурный даже не выходил: «Вам чего? Опять эти, мы их уже освидетельствовали, идите отсюда». А у нас только два вопроса было. Покажите нам, что вы там записали и нам нужна копия этого свидетельствования». А он: «Нет». «Представьтесь, пожалуйста»,- а он: «не представлюсь». «Если не хотите, то освидетельствуйте их ещё раз, что бы мы видели, что там вы записали». «Нет, я не буду и всё». Мы позвонили дежурной по городу в Минздрав. Кто-то позвонил оттуда. Причём самое интересное, что когда дежурившую там медсестру попросили представиться, она сказала: «Я вам не скажу»,- и положила трубку. Какое-то круговое молчание. Я, честно говоря, была в шоке ещё оттого, что вот дети избитые, в «неспокойном» состоянии, но вот есть мы два взрослых человека. То есть с нами-то должны как-то по другому говорить. Ничего подобного, то же самое: «идите, идите». Потом поехали в другой травмпункт. Повторилась почти та же самая ситуация - «Кто вас избил?» «Избили в отделении милиции». «Оооо, идите отсюда. И наш вам совет – если хотите что бы вас освидетельствовали, не говорите, что вас избили милиционеры». Так мы и сделали, но уже в районном травмпункте. Приехали домой, Сева разделся - я была в шоке. Перебитая спина, с царапинами синяками, руки которые хватали. Огромнейший кровоподтёк. Это было совершенно жуткое зрелище, про лицо я даже и забыла, по сравнению с тем, что было на теле…

Надо за пацана вписываться. Помогите в топ тему загнать. Пожалуйста. Я никогда не прошу помогать ссылками. А тут очень надо. Без шуму и пыли тут не обойтись - иначе парня посадят.

Subscribe

  • Глубоко порадовал свежий Терниматор

    1. Мужик - существо слабое, беспомощное, и первое, которое заменит машина - от работы до семьи. Все так, берегите мужчин! Мужиков всех повырубали в…

  • (no subject)

    "Иосиф Сталин был типичным провинциалом. Его очаровывал пышный необарочный неоклассицизм. Именно этот стиль он избрал для строительства…

  • (no subject)

    Будущность нас, конечно, не интересует, как и будующее. Впрочем, не будем строги к переводчикам, а лучше похвалим издателей: книга вышла на…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 49 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

  • Глубоко порадовал свежий Терниматор

    1. Мужик - существо слабое, беспомощное, и первое, которое заменит машина - от работы до семьи. Все так, берегите мужчин! Мужиков всех повырубали в…

  • (no subject)

    "Иосиф Сталин был типичным провинциалом. Его очаровывал пышный необарочный неоклассицизм. Именно этот стиль он избрал для строительства…

  • (no subject)

    Будущность нас, конечно, не интересует, как и будующее. Впрочем, не будем строги к переводчикам, а лучше похвалим издателей: книга вышла на…