?

Log in

No account? Create an account
 

Журнал подотдела очистки

About Свежие записи

2 ноя, 2017 @ 14:44

Если Ленин - гриб, то Троцкий - Хоббит! (А также спасибо Максиму Суркову за прекрасный подарок).

Если Ленин - гриб, то Троцкий - Хоббит! (А также спасибо Максиму Суркову за прекрасный подарок).

2 ноя, 2017 @ 14:43

В издательских аннотациях, в предисловиях редакторов и послесловиях переводчиков обычно пишут ответ на вопрос: зачем читатель должен это покупать и почему он обязан книгу прочитать? В данном случае издатель в аннотации скромно указал: "данная работа повлияла на "Бытие и время" Мартина Хайдеггера, будучи сама "фундаментальной онтологией".

С историей философии всегда творится легкая неразбериха. Казалось бы, вот наглухо забытый фон Пуффендорф, но стоило ему оказаться среди героев "альтернативного Просвещения", как на него вдруг решили взять ориентацию латуреанцы. Или кумир молодежи Реза Негарестани, наверстывающий упущенное философское образование прямо в фейсбуке, открывает для себя абсолютный идеализм Брэдли и Бозанкета. Или Виталий Куренной, обнаруживающий в реалистической феноменологии корни спекулятивного реализма самого Негарестани.

В издательских аннотациях, в предисловиях редакторов и послесловиях переводчиков обычно пишут ответ на вопрос: зачем читатель должен это покупать и почему он обязан книгу прочитать? В данном случае издатель в аннотации скромно указал: "данная работа повлияла на "Бытие и время" Мартина Хайдеггера, будучи сама "фундаментальной онтологией". С историей философии всегда творится легкая неразбериха. Казалось бы, вот наглухо забытый фон Пуффендорф, но стоило ему оказаться среди героев "альтернативного Просвещения", как на него вдруг решили взять ориентацию латуреанцы. Или кумир молодежи Реза Негарестани, наверстывающий упущенное философское образование прямо в фейсбуке, открывает для себя абсолютный идеализм Брэдли и Бозанкета. Или Виталий Куренной, обнаруживающий в реалистической феноменологии корни спекулятивного реализма самого Негарестани.Так что книжка по любому нужная, мало ли на какие хольцвеге еще нас не выведут.В "Фаланстере" стоит 406 рублей.

Так что книжка по любому нужная, мало ли на какие хольцвеге еще нас не выведут.

В "Фаланстере" стоит 406 рублей.


2 ноя, 2017 @ 11:57
Из одолживших у меня книги я мог бы составить город. Ну, не город, а неплохую такую библиотеку.

Вчера случайно узнал, что руководитель собирается вести семинар по "Апокалипсису" Розанова. Коллега подсказал руководителю, что "Апокалипсис" - это не те 20 страниц, которые он скачал в интернете, а вполне такой увесистый том. И я пообещал патрону, что этот том у него на днях будет.

А вот и не будет! Потому что я его уже кому-то отдал.

Вот так и живет наша философическая академия: один тырит книги, второй не исполняет обещанное, а третий рассказывает о том, что не читал.

2 ноя, 2017 @ 11:56
После изобретения соцсетей слова Иисуса про возлюби ближнего приобретают новый смысл. На входе в рай наверняка стоит архангел и держит табличку: There’s no wi-fi. Just talk to each other.

(Интересно, насколько больше лайков я бы получил, окажись здесь копирайт Славоя Жижека).

2 ноя, 2017 @ 11:56
Захожу на пару, смотрю студент на гитаре играет. И я непроизвольно «А Мурку можешь?» И что вы думаете? Таки смог!

2 ноя, 2017 @ 11:55
- Каждый палеозоолог, исследующий мамонтов, обязан познакомиться со вкусом их мяса. (В столовой МГУ)

2 ноя, 2017 @ 11:54
Реальный антагонизм никогда не проходит между сторонами, которые формируют абстрактную оппозицию. Между "да" и "нет" нет антагонизма, как нет его между правыми и левыми. Куда ближе к идее антагонизма оппозиция между 99 и 1%, о которой так настойчиво твердят пропагандисты OWS (не итальянской сети дешевого тряпья, а нового социального движения). Но и те промахиваются мимо сути антагонизма: воспроизводя его в нумерической форме, оккупайщики ставят на одну линию богатых и бедных, как будто антагонизм сводится лишь к правильному решению уравнения богатства. Все это ерунда, никакие это не антагонизмы. Настоящий антагонизм - между мной и коллегами по кафедре, видите ли им душно, когда я закрываю окно в кабинете, где и без того дикий дубак.

* * *

- Или вот еще антагонизм на популярную тему: вчера видел в метро как дед девице положил руку на колено. И у меня случился антагонизм: с одной стороны вроде как надо предотсравить харасмент, а с другой - уважать седины. Пока я соображал, девица вскочила и убежала в конец вагона.
- Она просто оказалась эйджисткой.

26 окт, 2017 @ 20:51
А между тем тихо и незаметно в НЛО вышел классический текст Йельской критики "Западный канон. Книги и школа всех времен" Харольда Блума (1994).

Интересно, что к книге нет обширного введения редактора или переводчика, что для отечественной практики интеллектуального книгоиздания нехарактерно. Лично мне порой таких введений не хватает. В данном случае было бы интересно ознакомиться с историей Йельской школы, ее расцвете и причинах нынешнего заката. Или, к примеру, что означает наезд на Деррида в этом абзаце: Шекспир и Данте — безусловные исключения из правил канонического наследования; нам никогда не кажется, что они слишком внимательно читали Джойса, Беккета или кого-нибудь еще. Так я иными словами повторяю то, что был не единожды вынужден сказать в этой книге: Западный канон – это и есть Шекспир и Данте. Кроме них, он - это то что они «поглотили» и что «поглотило» их. Переопределение «литературы» - пустая затея, потому что вам не присвоить столько когнитивной силы, чтобы охватить умом Шекспира с Данте, а они суть литература. Хотите переопределять их — в добрый путь. В этом начинании уже далеко продвинулись «новые истористы»: получился французский Шекспир с Гамлетом в тени Мишеля Фуко. Французскому Фрейду, или Лакану, и французскому Джойсу, или Деррида, мы уже порадовались. Мне больше по вкусу еврейский Фрейд и ирландский Джойс; английский Шекспир, или всеобщий Шекспир, — тоже. Французский Шекспир — это такой восхитительный абсурд, что впору почувствовать себя неблагодарным оттого, что не ценишь столь комичную выдумку".



Как это понимать? Как искрометную шутку литературоведа с фамилией персонажа из "Улисса" Джойса? Что французы Деррида и Лакан не могут быть до конца присвоены французским литературоведением? Или они такие же заложники "национализаторских" игр переписывания и переприсвоения как Фуко? Или имеется в виду, что Лакан в той же мере опозорил Фрейда, в какой Деррида надругался над Джойсом (вероятно, в "Улисс-Грамофон")? В чем абсурд прочтения Джойса через деконструктивистские игры Деррида, если учесть еще и то, в какой степени сам Блум в частности и Йельская школа литературоведения вообще обязаны импорту "французской теории"?

А еще хотелось бы услышать от такого комментатора объяснений, за что же Блум, подобно Попперу, так ненавидит Платона, а вместе с ним и всю философию?

Вот он пишет, что Платон всю жизнь как с тенью отца сражался с Гомером и даже изгнал его из идеального государства, но все равно проиграл, так как греки учились по каноническим Илиаде и Одиссее, а не по "Пиру", "Федру" и "Апологии Сократа". Далее Блум утверждает, что и новоевропейская цивилизация обязана более Шекспиру, "который едва ли зависит от философии" (это, конечно, преувеличение), нежели Платону, Аристотелю, Канту, Гегелю, Хайдеггеру или Витгенштейну. В этой блестящей золотом философской челюсти режет глаз отсутствие одного переднего зуба – а именно Декарта, который, кстати, входит во французский именно что литературный канон. Да и в целом тезис Блума о презумпции Шекспира для европейской культуры выглядит откровенной комедией на фоне того, какие усилия были предприняты для того, чтобы имя Шекспира вытащили из нафталина и придали ему современный лоск. В чем, конечно, переоценить роль философски заряженных романтиков просто так невозможно.

Собственно, философический обскурантизм Блума вообще выглядит откровенно смешно. Вот абзац, настолько заряженный вульгарнейшим экзистенциализмом (это такое некогда популярное философское учение), что ничего кроме смеха он вызвать не может. Оцените сами: "Восприятие эстетической силы позволяет нам научиться разговаривать с самими собою и терпеть самих себя. Истинное назначение Шекспира и Сервантеса, Гомера и Данте, Чосера и Рабле — способствовать развитию глубинной сущности человека. Вдумчивое чтение Канона не сделает человека лучше или хуже, не сделает его более полезным или более вредоносным членом общества. Диалог рассудка с самим собою — не социальное в первую очередь явление. Западный канон дает человеку одно: возможность должным образом распорядиться своим уединением — уединением, итоговая форма которого есть столкновение человека со своей смертностью".

Поразительный для йельца текст. Говорят, что ирония плохо прочитывается, буду думать, что и здесь именно она – то, что пало первой в процессе перевода на русский.

26 окт, 2017 @ 19:19
Деды воевали, один мой - с 42-го, второй - с 43-го, но о войне ничего не рассказывали. Отказывались наотрез. Только смеялись в ответ на мои настойчивые просьбы. Обидно было до слез, ведь я считал себя уже взрослым: как же, целых 7 лет, я уже в школу пошел, и уже все мог, как я думал наивно, понять. Какие были они, эти немцы? А ты видел их танки? А сколько немцев ты убил? После смерти от них остались ордена с медалями и о том, за что были они получены, я теперь могу узнать только в интернете на сайте "Подвиг народа".

"Окопная правда" призванного из Луганска (Ворошиловград) батальонного писаря Федора Писарькова, послужившего в пехоте рядовым стрелком, вторым номером пулеметного расчета, а в мирной жизни – директора книжного магазина, - только часть больших мемуаров. В неизданную входит десять тетрадей рукописей о жизни в довоенной Горловке, в которых кроме голодного детства и всего такого знакомого нам по кино прочего описывается советская политика украинизации местного русского населения.



Но самое страшное – в изданном недавно "втором томе".
Читать дальше...Свернуть )

26 окт, 2017 @ 18:26
Русский интеллектуал заканчивает правым консерватизмом и православием, западный - экологизмом, этим опиумом 21 века. Наш любимый Майк Дэвис, леворадикальный урбанист из Лос-Анджелесской школы, рассказывает почем фунт лиха колхозных пожаров и во всем винит таяние ледников, предсказывая, что однажды мы все сгорим в большом костре, вызванном экологическими причинами. А в это время местные власти ловят террористов из ИГИЛ, шпионов Путина и тупых туристов. Все мы однажды станем старыми и сойдем с ума, если не помрем раньше. Так что не будем ругать Майка Дэвиса, а просто помолимся за хороший урожай винограда в долине Напы.

26 окт, 2017 @ 17:03
Чем хороша оптика кэмп-кинематографа, так это уроками нейтральности. Их уже задним числом можно раскодировать как воспитание политической корректности, когда между зрелищем и моральным выводом возникает разрыв, подвешивание, своеобразное нравственное эпохэ. Если ты видишь человека, который говорит как гей, ведет себя как гей и выглядит как гей, это еще ничего не значит. Кэмп играет на этом нарочитом разрыве между видеть и понимать. Причем, что бы о кэмпе ни писала ничего в нем не понимавшая Зонтаг, кэмп снимает возникающее противоречие между зрелищем и действием в пользу первого: смотрите и наслаждайтесь, ваше удовольствие прямо пропорционально тому, насколько вы не в состоянии понять происходящее.

В контексте всего, что уже сказано и еще будет сказано по поводу секс-скандала во ВШЭ, я предлагаю вообще деятельность их Института образования рассматривать как кэмп. И тогда все встанет на свои места.

Полезные ссылки: https://sablin.livejournal.com/109130.html и https://ioe.hse.ru/news/208332990.html

26 окт, 2017 @ 12:39
Изображение кукурузного пюре - это иконический знак, отсылающий к кукурузному пюре. (С. 23)


26 окт, 2017 @ 12:37
Интересно, почему публикация книги Макфола о путинской России намечена на 8 мая 2018 года? Вряд ли случайно - на днях состоится инаугурация избранного в марте президента РФ, и вряд ли то будет не Путин. А также 8 мая для союзников День победы над фашистской Германией. Что как бы тоже намекает в линейке Вторая мировая, холодная война и "горячий мир".


26 окт, 2017 @ 12:36
Книгу Чайны Мьевиля "Октябрь" про Великую октябрьскую социалистическую революцию оперативно перевели и в ноябре привезут в книжные. На "Горьком" можно прочесть интервью с автором.


Забавно, что этот нон-фикшен Мьевиля издали в конторе, которая специализируется на фантастике и в серии "Большая фантастика". Так и Павловский мог издать "Dreaming Dangerously" Жижека как "Мечтать не вредно".

Впрочем, из сегодняшнего дня после событий августа 91-го вся советская история выглядит как большая фантастика.

17 окт, 2017 @ 21:15
В акции Павленского с банком интересно кроме прочего переписывание контекста акции с дверью КГБ. Теперь, коли акционистский жест приравнял банк и спецслужбу, то не за счет первого. Если между банком Франции и ФСБ нет разницы, то не потому, что банк похож на ФСБ, ведь это очевидно не так. Значит если для художника "все равно, что поджигать, лишь бы люди не пострадали" (профессор С. Медведев), то перспектива, в которой ФСБ оказалась в фокусе творчества Павленского оказывается отнюдь не такой, как казалось либеральным друзьям художника из русского освободительного движения. Акция против банка Франции означает, что и в ФСБ Павленский видел не то, что его либеральные интерпретаторы, а нечто другое, в чем ФСБ и Банк Франции - лишь только "двери" в мир репрессий и кабалы.

Павленский, по слухам, несколько тяготился тем, что его не рассматривают на родине в качестве левого художника, как того хотел он сам. Теперь же он вполне может оттянуться во Франции, где радикальные художественные жесты не искривляются в оптике антиавторитарных интерпретаций.

Впрочем, есть и более простое объяснение странной репетиции у дверей ФСБ будущей акции в офисе Банка Франции. Павленский, возможно, экспериментирует с местом художника в социальном пространстве. Если допустить, что акционистом является общество, а именно оно создает вокруг успешных акций хайп, тогда художник - лишь медиум социального антагонизма, через акции которого он как таковой обозначается. И тогда сжигать в авторитарной России надо двери ФСБ, а в капиталистическом Париже - двери Банка. И тогда в России, чтобы считали художником, надо изображать аморального и гиперсексуального мачо, а в Европе - быть скромным и временами приворовывающим продукты питания сквоттером. У художника нет иной идентичности, аще не той, которая присваивается им тем местом, которое формируется в горизонте общественных ожиданий. Павленский просто делает то, что от него ждут, вернее думает, что ждут, как от художника в локальном контексте. И делает каждому - свое.

PS: Но есть и еще более простое объяснение: Павленский - дурак.

PPS: Павленский - котик, он просто не любит закрытые двери.

17 окт, 2017 @ 11:39

Из авторитетного научного альманаха узнал, что Н.Я. Марр, оказывается, не был просто лингвистом, а в поте лица создавал метаязык для описания и управления Российской Империей, и центральной категорией этого языка являлось понятие гибридности. Но поскольку замечательного термина постколониальной теории товарищ Марр еще не знал, то он использовал словарь "смешений" и "скрещиваний".

Из авторитетного научного альманаха узнал, что Н.Я. Марр, оказывается, не был просто лингвистом, а в поте лица создавал метаязык для описания и управления Российской Империей, и центральной категорией этого языка являлось понятие гибридности. Но поскольку замечательного термина постколониальной теории товарищ Марр еще не знал, то он использовал словарь "смешений" и "скрещиваний".Надо, считаю, провести деколониализацию Делеза, а то у него тоже много всяких смешений, а также территорриализаций и детерриториализаций.Еще же благодарным пациентом посколониализма станет М.К. Мамардашвили. Что стоит Егору Соколову написать второй том, разоблачающий кумира ифрановских женщин? Взять и раскодировать "превращенные формы" в терминах гибридов, и тогда всем станет понятно, что Мамардашвили был не каким-то там диссидентом, а русским Хайдеггером, проект метаязыка которого для описания и управления имперской реальностью Советского Союза отверг недалекий тиранн Брежнев.Не даром ведь, что Марр, Мамардашвили и Джугашвили - все грузины, выходцы с имперской окраины у моря.

Надо, считаю, провести деколониализацию Делеза, а то у него тоже много всяких смешений, а также территорриализаций и детерриториализаций.

Еще же благодарным пациентом посколониализма станет М.К. Мамардашвили. Что стоит Егору Соколову написать второй том, разоблачающий кумира ифрановских женщин? Взять и раскодировать "превращенные формы" в терминах гибридов, и тогда всем станет понятно, что Мамардашвили был не каким-то там диссидентом, а русским Хайдеггером, проект метаязыка которого для описания и управления имперской реальностью Советского Союза отверг недалекий тиранн Брежнев.

Не даром ведь, что Марр, Мамардашвили и Джугашвили - все грузины, выходцы с имперской окраины у моря.


12 окт, 2017 @ 15:06
Греки жили в истории и не знали об этом. Страбон, как и Геродот, не были историками, они были первыми этнографами, описывавшим нравы народов, их земли и их мифы о себе. История – это история цивилизации. У варваров нет истории. А греки - не варвары. Они – те, с кого начинается история того мира, которому принадлежим мы. Но греки жили в закольцованном мире, в космосе, где все повторялось – как олимпиады и восход солнца. Их время было циклично, обращено на себя, а их история была историей возвращения – как история Энея, сына Анхиса и Афродиты.

Не так обстояло дело с авторами Библии. Выросший из небольшой иудейской секты в Вавилоне монотеистический эсхатологизм мыслил время как поток свершений, несущих все вещи мира, где мир был уже не упорядоченным космосом, а историей. Иудеохристианский мир освободил эллинов от "ига суеты", отнял надежду на вечное возвращение, и современная Европа появилась на свет вместе с пониманием того, что мы живем в мире необратимости. Смысл приходит на место меры. Космос разрушен, начинается время истории.

Но как из монотеизма родился дух истории? Откуда взялось драматическое переживание времени? Полагаю, история началась в субботу - день еврейского бездельника, когда принято откладывать на завтра все, что необходимо сделать сегодня. Шабат появляется как день памяти о едином боге, и чтобы идолы не отвлекали иудея от единобожия, потребовалось чтить субботу.

У меня есть дурацкая, но важная примета - не выносить мусор по понедельникам, иначе всю неделю придется раздавать долги. Примета, как и целая куча остальных, успешно работает, поэтому в воскресенье важно успеть к мусоропроводу, пока часы не пробили полночь. Но если не успел к помойке вовремя, то понедельник придется провести наедине с мусором. И вот так, мыслями об очищении жилища, возникает вторник - то есть содержательно наполненное будущее, или иначе говоря, мессианизм. Отличающееся от сегодня завтра, которое создано невыполнимыми сегодня действиями.

Мое время - это длительность невыносимого мусора.

12 окт, 2017 @ 15:06
В мемуарах Шпеера верхушка Третьего Рейха предстает этаким неформальным клубом топ-менеджеров, где приветствуются креативность, бизнес в стиле фанк и прочие чудеса, обычно приписываемые постфордистской экономике после эпохи революции менеджеров. Гитлер выглядит никак не хуже Стива Джобса, а его партайгеноссе - творческим штабом Гугл.

Но, как оказывается, Гугл - тоже не изобретение конца ХХ века. Гугл в неузнанной форме существовал еще в Древних Афинах: "Афины были демократией, поскольку в качестве демократии они были способны приобретать, объединять и кодифицировать знания тем образом, с которым не могли соперничать их недемократические конкуренты".

* * *
При подготовке выступления на грядущей викиконференции вспомнили об исторических корнях Викиэкономики. Это перевод рецензии историка и публициста Дэвида Рансимана из "Лондонского книжного обозрения" на интересную книгу 2008 года Исайи Обера "Демократия и знание. Инновации и образование в древних Афинах", но как все подобные тексты в ЛРБ, статья намного больше, чем просто рецензия. Когда-то мы ее специально перевели и опубликовали на Liberty.ru в эпоху увлечения руководством страны электронной демократией. С той поры минуло почти 10 лет и тема, как и предсказывал Рансиман, немного подрассосалась.


12 окт, 2017 @ 15:03
В связи с новостью о выходе в свет книги о мужестве лени и безделья (см. постом ниже), написанной философами из МГУ, вспомнил забавное.

В 2009 году на русский перевели и издали книгу некоего Дэвида Макфадьена, англичанина и советолога. Книга называлась "Русские понты: бесхитростные и бессовестные". Книга представляет собой мягкую версию русофобии - то есть объединяет все предрассудки о русских со слабо прикрытой завистью к тем, кто обладает таким уникальным набором противоречивых качеств благодаря природе. Книга вышла в серии "Деловая онлайн библиотека" и предназначена для тех, кто хочет или должен иметь дело, то есть бизнес, с русскими.



И на 81 странице этого бестселлера я неожиданно обнаружил цитату из нашего старого манифеста.

"Призрак бродит по миру. Он «мутит воду» в обществе, на миг он вносит переполох в общественные установления и исчезает. Власть хотела бы объявить его «террористом». Но призрак в этом смысле безвреден, прежде всего, из-за своей пассивности, боязливости и прозрачности для власти. Ему нечего скрывать, и это обстоятельство делает его непредсказуемым и потому особенно опасным. Его власть боится, использует и презирает одновременно. Кто же этот призрак? - ЛОХ".

Манифест "Мужество быть лохом" был опубликован в 2006 году. Я вас уверяю, что гораздо мужественнее и уж тем более радикальнее быть лохом, нежели прокрастинатором, бездельником из "непроизводящего сообщества" или фланером-дрифтером по версии Дебора-Беньямина. Лох - это голая жизнь по-русски, как бы не по-русски это ни звучало.

Не знаю, существует ли этот Макфадьен или нас какой-нибудь культуролог вроде Ушакина развел как лохов, процитироввав в книжке. Впрочем, мы сами лохи, не подписавшие сей манифест, и все ссылки на него не регистрируются РИНЦ и их в научный отчет не вставишь.

12 окт, 2017 @ 15:00
Дерипаска, оказывается, не склоняется, а издательство МГУ - существует!

Top of Page Разработано LiveJournal.com