?

Log in

 

Журнал подотдела очистки

About Свежие записи

31 дек, 2025 @ 02:21
о современных российских философах и тех, кого за них принимают

Гиренок, Подорога, Галковский, Малер, Рабинович, Панин, Аршинов, Лекторский, Скидан, Секацкий, Пятигорский, Бочаров, Зимовец, Мотрошилова, Драч, Ямпольский, Рыклин, Алексеев П., Ванчугов, Кураев, Артамонова, Гараджа Н., Ильин, Гройс, Лебедев М., Свасьян, Руднев, Гараджа А., Никифоров, Кимелев, Карасев, Хоружий, Доброхотов, Ашкеров, Сокулер, Метлов, Микешина, Ольшанский, Мелюхин, Крылов, Верстин, Ледников, Кузнецов В.Г., Майоров, Чусов, Куренной, Тажуризина, Федякин, Крымский, Солопова, Мартынов, Кувакин, Шмидт , Свирский , Холмогоров, Шульц, Найдыш, Чудинов, Сафронов, Чухров, Вахштайн, Вдовины, Софронов, Тимофеева, Маньковская, Отунбаева, Межуев Б., Цымбурский, Дмитриев, Дугин, Дугин еще, Никонов, Филиппов, Ткач, Джемаль, Васильев.
Tags:

15 июн, 2017 @ 14:42
У Алексея Анатольевича на днях Ксения Анатольевна спросила про три любимые книги, Алексей Анатольевич рассказал про обе. Говорят, что Навальный похож на Гитлера. Врут, наверное. Кто из современников Навального знаком с Гитлером, чтобы их сравнивать? Вот и я о том же. Разве что один только момент…



Адольф Алоизович так же как и Алексей Анатольевич увлекался чтением. Читал он ежедневно, много и систематически. Одна только беда – книг среди того, что читал будущий фюрер Третьего Райха, было катастрофически мало. Основной объем прочитанного Гитлером составляли бесплатные пропагандистские брошюры, газеты, которые он мог свободно читать в венских кафе, и периодическая макулатура, которая лежала в столовой мужского общежития, где обнищавший Гитлер жил в последние годы своего пребывания в столице Цислейтании.

У вас не возникает порой ощущения, что и порядок чтения Навального составляет подобная бесплатная "литература" – блоги, периодический ширпотреб и статьи из интернета, где, как водится, "не врут"? Точно так же как "не врали" многочисленные малотиражные фольксблатты венских националистов и пангерманцев, откуда Гитлер черпал важную "научную" информацию о расах и истории древних арийцев.

Научно безупречная, а оттого местами занудная, книга Бригитт Хаманн представляет собой нечто среднее между подстрочными комментариями к "Майн кампф" и путеводителем по ультраправой Вене начала ХХ века. Есть же путеводители по философской Вене "Венского кружка", есть путеводители по Вене сецессиона, вот теперь есть и такой. Разве что карт к нему не хватает: вот дом, где Гитлер жил с другом, покинув Линц, а вот дом, где он ни когда не бывал, но тем не менее именно он считался во времена Райха венской резиденцией юного Гитлера и около него стоял почетный караул гитлерюгенда, а вот мужское образцовое общежитие для рабочих, где три года жил Гитлер, и куда он к счастью для себя и к несчастью для мира попал из ночлежки и где если с кем-то и дружил, то только с евреями…

По мере медленного продвижения к пятисотой странице оно растет – удивление и непонимание – как все это могло произойти? В конечном итоге, вместо всех остальных вопросов, касающихся того, как шестой город мира по населению и экономике, коим была Вена в начале ХХ века, оказался тем, чем он стал? Как дунайская монархия могла весьма неплохо существовать в череде непрерывных политических и экономических кризисов и не распадаться под давлением растущих национализмов? Как Венский университет мог быть ведущим университетом мира и породить столько нобелевских лауреатов, если для него были нормой ежедневные кровавые побоища студентов на национальной почве? Каким образом Вена могла считаться космополитичным городом, который позднее станет идеальной моделью для соросовского "открытого общества", если ее всеобщеобожаемым мэром был ярый антисемит, призывавший рубить головы евреям и ненавидевший венгров? Так вот, вместо всех остальных вопросов, которые к концу книги уходят на периферию, остается лишь один: как этот полусумасшедший, необразованный фрик, троечник и маменькин сынок стал главой целого государства, диктатором почти всей Европы и безгоду властелином мира?

14 июн, 2017 @ 13:07
Удовлетворяя недавно возникшее требование заново изучать постмодернистские теории, открыл Барта. Чтение, конечно, прелюбопытное как и бессмысленное – но все-таки даже в такой странной форме эти тексты ушедшей эпохи вызывают невероятное удовольствие. В особенности в сравнении со ставшим отчего-то на континенте модным стиля аналитических философов.



И вот случайно открытая страница предлагает хороший аргумент противникам "настоящего" государства, рождающегося из духа "гражданского общества", "добрососедских общин" и прочего бытового тоталитаризма, которого у нас "так мало".

БЮРОКРАТИЯ
… В 20-х годах стремление к созданию общин (в современном, светском смысле слова). В СССР, в первые годы после Октябрьской революции, что-то вроде «сексуальной революции» (законы о разводе, об аборте, свободные союзы и коммуны). Трудности одной из таких коммун описаны Вильгельмом Райхом (1925): это группа друзей, которые после окончания школы не желают возвращаться в свои семьи и поселяются на втором этаже большого дома. —► Бытовые неурядицы (немытая посуда, шум по ночам и т.д.) —► сборища, болтовня —► комиссии. Комиссия — это неизбежный и нелепый итог любого собрания (дело развивается так: собрание —► комиссия —► отчет —► на полку). Комиссия по каждому вопросу: по Чаю, по Мылу, по Зубной пасте, по Одежде и т.д. Райх: «Что касается организации, коммуна перенимает форму государственного правления, то есть управления посредством "комиссий"»

Страх и ненависть в Бреслау 14 июн, 2017 @ 13:05
К этой в своем роде замечательной книге написал предисловие мэр Вроцлава Рафал Дуткевич. Краткое содержание текста: в 1945 году русские уничтожили самый красивый город Центральной Европы, а потом пришла "Солидарность", выгнала русских, и все стало очень хорошо. Впрочем, само творение Дэвиса и Мурхауза переплюнуло предисловие.



Из книги я с удивлением узнал, что, оказывается, понятие Центральной Европы возникло очень поздно – только в 1903 году. Разумеется, понятие это было введено английскими геополитиками (привет Дмитрию Евгеньевичу!), и конкретно неким Йозефом Парчем, выходцем из Бреслау – то есть Вроцлава. А его контекст включал "геополитическую угрозу" со стороны Российской империи Западу. ЦЕ – это буфер между цивилизованным Западом и диким Востоком, буфер, который необходимо по возможности укреплять. При этом "российскую проблему" Парч предлагал решить при помощи…. превентивного удара. Надо сказать, что авторы книги разделяют эту "озабоченность" Парча, по ходу называя его "миротворцем". При этом они ссылаются на некую пропагандистскую брошюру, которую выпустили в 1914 году в России, где, границы империи проходили по Одеру и Нейсе (соответствующей ссылки в книге нет, как и указанной карты), а также ничтоже сумняшеся заявляют о том, что Сталин через 30 лет эти экспансионистские планы "возродил" (также никаких ссылок на документы). Вот такие страх и ненависть в Бреслау.

Дело Парча продолжил прусский политик Фридрих Науман с книжкой "Центральная Европа" (Mitteleuropa, 1915). Этого пангерманца, расиста и криптооснователя германского национал-социализма авторы книги называют не иначе как "мягким пруссаком". Кстати, термин "пангерманец" авторы книги не употребляют, как будто ничего такого на свете и не было, а саму идею объединения немецких народов в едином государстве не ставят под сомнение. В отличие от "панславянства", которое, разумеется, очень плохо, и вообще из-за него и началась Первая мировая. Нет, чтобы мирно народы Центральной Европы объединились в единую федерацию под прусским патронажем…

Вообще же, все беды миттельойропы, как считают авторы, – от русских и Гитлера. Причем Гитлер был каким-то историческим недоразумением, кем-то вроде вождя инопланетян, которые высадились где-то в Германии и задурили честным немцам голову своим психотронным оружием. А вот Сталин – это естественное продолжение русского империализма, который бросается то на Восток, то на Запад, принимает разные обличья от панславянства до тоталитарного коммунизма и никак не может успокоиться.
Но пришел час расплаты и жестокий тоталитаризм отступил под напором заново рожденной в бессмертных трудах Милана Кундеры, Адама Михника и Вацлава Гавела идеи Центральной Европы. Самиздат и… национальная кухня свергли коммунистов, они же сталинисты, они же русские, и все наконец-то встало на свои места. Да, Сталин, по мнению Дэвида и Мурхауза, разумеется, хуже Гитлера, поскольку последний правил Центральной Европой всего-то 7 лет, а русские целых 50. За то время "смелые люди, решившиеся заявить "нет" и Гитлеру, и Сталину, были стерты с лица земли" (с. 23).

Небезынтересна и антропология, которую исповедуют авторы "Микрокосмоса". Первая глава, русские армии генерала Конева приближаются к Бреслау. В городе паника, идет эвакуация. Целая страница посвящена переживаниям некоей беженки, которая в мороз прошла из города 20 километров пешком до соседнего города. Еще одна страница – об успешной эвакуации в Берлин из осажденного города сестры Евы Браун – Ильзе. И… ровно одна строка о расстреле всех заключенных концлагеря Дюхернфурт. Не сообщается ни слова о том, кто были эти люди. Ни слова об их судьбе. Ни слова об их страданиях. Ни одного имени. Просто и лаконично, как в протоколе: "узники Дюхернфурта были расстреляны". Что-то вроде "весь скот в бараке был полностью забит на мясо".

Из 650 страниц книги более 150 посвящены русско-советской угрозе, оккупации и борьбе с нею и ее последствиями. Не обошлось и без массовых изнасилований, причем не только немок. Отсюда же можно узнать, что Красной армией руководили прямо из НКВД и т.д. и т.п. Книга вообще начинается с главы об осаде Красной армией Бреслау, длившейся с 6 февраля по 6 мая 1945 года, в результате чего город, как утверждается, оказался на 80% разрушен. Есть документальные кадры, которые свидетельствуют иначе. Да, городу и вправду не поздоровилось, и он напоминает скорее Берлин 45-го. В конце концов, что следовало ожидать тем, кто окопался в "фестунге" и по приказу фюрера сражался до последнего патрона? Но до развалин не то что Сталинграда, но даже Варшавы Бреслау очень далеко.

В общем, надежда прочесть интересную книгу по urban history безнадежно увязла в пропагандистском болоте и сопутствующей клюкве.

По книге в 2002 году сняли документалку "Wrocław. Imiona miasta", ее можно посмотреть в ютюбе. Кстати, примерно половина ее посвящена "русской оккупации". Для пущего эффекта эта часть фильма полностью черно-белая. "Советские войска не щадили никого…"

Из смешного: книга издана неким фондом "За нашу и вашу свободу". Наверняка Лев Натанович руку приложил!

3 май, 2017 @ 09:34
Конец света - это не когда ты видишь гриб ядерного взрыва через кухонное окно со стаканом растворимого кофе в руках, а когда твои друзья тебе сообщают, что уселись смотреть сериал "Мост". Нет, сериал "Мост", особенно в оригинальной версии, однозначно хорош и атмосферен, как твой рабочий кабинет после того, как его покинул разъяренный шеф. Но смотреть его тогда, когда уже вообще все его видели - это что такие случилось в мире, что больше и посмотреть нечего? Даже ядерная бомба оставляет мгновенный, но неизгладимый след на сетчатке, а уж как она бодрит, в отличие от позавчерашнего сериала. Вы еще откройте для себя второй сезон "Прослушки" или пятый "Хауса".

В эту эпоху безвременья, когда все хорошие сериалы кончились или еще не начались, я с тяжелым сердцем вспоминаю великие сериалы, продолжения которых нас лишили негодяи-продюсеры, политически мотивированные владельцы кабельных каналов и недостаточно просвещенная публика. Это, во-первых, великий сериал "Босс" о приключениях мэра Чикаго Ричарда Дейли, это сериал "На грани" (The Brink) о некоторых особенностях американского империализма... а об остальных незаслуженно забытых сериалах мы погрустим вместе в каментах.

28 апр, 2017 @ 15:19
Вчера в метро наблюдал трогательную сцену встречи очень красивой девушки-интеллектуала с видимо школьной подругой. Вон они стоят в обнимку и улыбаясь, чуть не со слезами на глазах перешептываются: "... а у тебя? - А у меня на следующей неделе защита!" И под мышкой у интеллектуалки толстая книжка одного известного интеллектуала из Ленинграда. А я такой стою, на них смотрю, а в руках у меня планшет, а на планшете растения убивают зомби. И так мне стало стыдно, что я полез в рюкзак в поисках умной книжки, чтобы не казаться хотя бы себе лишним на этой сцене интеллектуальной трогательности, но вместо книжки в рюкзаке был только отраслевой журнал про вино. Хорошо, что интеллектуалка быстро покинула вагон.

28 апр, 2017 @ 15:18
"Философский анализ теории бреда", "Проблема Другого в философии М. Бахтина", "Ботанический сад как культурная институция", "Коммуникативные пространства изоляции и экстерминации в концлагере" и другие темы дипломных работ, по которым я почему-то считаюсь экспертом в 2017 году.

28 апр, 2017 @ 08:54
Стратегия зиданов и павонов применительно к алкоголю выглядит следующим образом: пойти в симпл и купить там бутылку нобиле за две штуки, а потом отправиться в дикси и обнаружить там трешку балтики за 29 рублей. Купить ящик и... в общем, после двух банок этого пива ощущение, что принял 0,5 водки. Даже после самого мрачного крафта такого не бывало. И вроде бы не просроченное, и пеной при открытии не исходит, и выглядит и пахнет нормально, и вкус - ну какой у тройки вкус? И всего 29 рублей - подозрительные минус три конца от стандартного ценника. Вот полхолодильника этого добра, и что с ним теперь делать? С одной стороны с павонами можно и доиграться, а с другой - на одних зиданов денег не хватит. Короче, переходим на стратегию "Атлетико" (Мадрид), коли реалистские замашки нам явно не по карману и не по желудку.

15 апр, 2017 @ 14:32
"К глобальному наследию первой португальской модернизации можно отнести распространение современного государства и кукурузы, к символам неудачи этого исторического эксперимента — портвейн и, вероятно, архитектурный ансамбль Мафры", - пишет нам филолог Добронравин из Петербурга.

Если мерить современное государство по портвейну и кукурузе, то именно Никита Сергеевич, а не Дмитрий Анатольевич у нас подлинный модернизатор: три топора и царица полей - долог же был путь современного государства из Португалии XVI века в Россию.

15 апр, 2017 @ 14:32
Петербург: Лекция Романа Почекаева "Водное право как инструмент политики Российской империи в среднеазиатских ханствах, 1870-1910-е гг." (ЕУ)

Кстати, а писал ли гражданин Эткинд в книжках о внутренней колонизации и неизбежном ресурсном проклятьи русских также и о русских традициях ресурсного оружия и эмбарго? Чем мы еще грозили миру кроме как закидать соболиными шапками, обрезать газ, эмбарго шпрот, фекальных масс, и прочих помидор-хамон-пармезан?

15 апр, 2017 @ 14:31
- Гугл-переводчик - как господь-бог: где собрались двое, автор и переводчик, там и он.

14 апр, 2017 @ 12:45
А я-то все думал, как так у Гройса получается, что он запросто, в отличие от остальных совков, может рассуждать о Сталине и сталинизме без вот этого вот, что есть у всех остальных, когда о нем говорят и пишут. То есть без травмы самим его именем? Оказалось все довольно просто - и дело не только в "структуралистском подходе", который искусственно нейтрализовал сталинскую травму (от чего был и сам формой терапии травмы - впрочем, что не есть травмотерапия? Что не нуждается в своей травма-стадиз?). Дело в том, что Гройс был буквально рожден с травмой, отлеживаясь на дому в режиме факультета домашнего чтения, а затем, пережив операцию на позвоночнике, был травмы буквально лишен. Я не утверждаю, что для всех антисталинистов, то есть всей отечественной и польской интеллигенции, лучшим выходом было бы оперативное вмешательство. Но эта история с позвоночником Гройса показывает, почему он является объектом любви и одновременно ненависти, которые смешиваясь в разных пропорциях результируют в зависть.

14 апр, 2017 @ 12:44
"Не нужен мне берег турецкий..." - какая непатриотичная песня, может еще и Крым не наш? Крым ведь - что как не турецкий когда-то берег?

Странно, текст песни и мелодика такие, что как будто это солдатская песня конца позапрошлого века, и солдат шлет к чертям имперские амбиции с мечтой о кресте над Софией. А пишут, что это товарищи Блантер и Исаковский в 1949 году сочинили. Резолюция ООН о создании государства Израиль, если что, была принята за два года до.

4 апр, 2017 @ 21:35
Только что закончилась лекция Джудит Батлер в Гарварде, она читала на немного не свойственную ей тему - не про гендер или про преформатив, а про права человека и гуманитарные миссии. Так передает Настя Каримова, говорит, что там народу набилась тьма и яблоку негде упасть.



История тем интереснее, что из перспективы перформативной теории масс (майдан, Тахрир) Батлер пытается сделать довольно консервативный ход в сторону прав человека. И она упирается в тупик.

Очевидно, что практика гумпомощи - как и гуминтервенций - носит патерналистский характер. И это, разумеется, проблема. Поскольку определенная стратегия защиты прав человека основывается на специфическом колониальном представлении о том, что именно нужно тем, чьи права защищают.

Но точно так же Батлер понимает, что там, за некими пределами нашего понимания ситуации, слабость слабых не имеет основанием то, что мы можем полагать в качестве такового. И мы можем как своей политикой, так и гражданским активизмом способствовать тому, что противоположно нашим же целям.

В чем проблема? В корреляционном политическом круге: слабые в их слабости замораживаются - и мы не знаем, что реально им нужно, так как мы вовлечены в круг понимания о них самих через наши нужды, а других мы и не знаем.

В итоге, если мы понимаем все это, мы должны застыть в некоем благоговении перед собственным провалом, который, разумеется, не более чем лицемерие.

Грубо говоря, Батлер возвращается к кантовскому решению, которое теперь выглядит как весьма слабое и оборонительное: делать, что должно (вернее то, что мы таковым считаем) - и ждать, что будет.

В версии Батлер это выглядит как требование снятия границ и продвижения режимов универсализации - самый банальный из либеральных ответов. Типа не делать различия между "ними" и "нами".

Хорошая стратегия, но плохая тактика.

Проблема в ом, что если нет различия, то тогда откуда берется эта самая "слабость"? Зачем слабым гумпомощь? Ведь они - такие же как мы, они включены в тотальность рыночного обмена (на самом деле не рынка - а корреляции, рынок есть лишь его частная форма). И зачем их тогда бомбить посылками с рисом и презервативами?

Как вообще возможна гуманитарная помощь в эпоху корреляционизма?

Статус беженцев. слабых и прочих подпадающих под эту категорию оказывается крайне двусмысленным:
беженцы должны быть такими же как и мы, но при этом очевидно, что они не такие, и более того - если мы относимся к ним как нам самим, то не является ли это эффектом определенного переноса, комплекса самонеудовлетворенности, колониальной этики?

Именно здесь, там, где буржуазные консервативные, даже в самых радикальных феминистских формах невероятно реакционные теории сдают, открывается пространство для политического воображения, о котором Батлер не имеет никакого понятия.

20 мар, 2017 @ 10:22
Если взять всех Дзядко и перемножить на количество Напреенко, а потом разделить на Пархоменко, то получится число Пиздец.

20 мар, 2017 @ 10:22
Порекомендовал студентке написать курсовую "Зомби-республиканец: Гибридная политика постправды в условиях плебейской модернизации и незавершенной внутренней колонизации". И отправить Сереже Медведеву и Саше Эткинду. С такой-то темой на летнюю школу в Тоскану да как не взять?

20 мар, 2017 @ 10:21
Петербург, 23 марта: Торжественная передача коллекции балалаек из Швеции факультету народных инструментов консерватории в рамках всероссийской акции "Балалайка - душа России".

Меня тут спросили, что является главной национальной ценностью России? Я долго колебался между водкой, медведем, ушанкой и прочим. Но теперь есть четкий и недвусмысленный ответ.

20 мар, 2017 @ 10:21
Полет Гагарина - это, оказывается, насилие, которым нельзя гордиться. Впрочем, с точки зрения г-на Зыгаря, победой в Великой отечественной тоже гордиться не стоит. А то ведь Баварское пили бы. В свободном 3-м Райхе

Михаил Зыгарь: «Левада-центр» недавно провел опрос: чем гордятся жители Российской Федерации? На первом месте была победа в Великой Отечественной войне, на третьем — полет Гагарина, а на втором — Крым. И с этим ничего нельзя сделать. Я был бы рад гордиться какими-то другими периодами российской истории. Мне вообще кажется, что гордость — важный драйвер многих человеческих свершений. Было бы здорово, если бы у людей была возможность гордиться не только насилием — но и свободой. Я верю, что у нас есть люди, которые верят в свободу. И я верю, что эти ценности могут передаваться каким-то другим путем — не пропагандой, а просвещением, литературой и кино.

20 мар, 2017 @ 10:20
Почему хипстеры не взрывают чиновников? Вот вопрос, который мы задаем себе в эти тревожные дни.

Александр Молочников: У меня есть ощущение аморфности моего поколения, этой всепоглощающей хипстерской культуры. Когда я стал читать о декабристах, о народовольцах, то я понял, что это ребята того же возраста, что и те, которые тусуются сегодня на Патриарших и на лекциях, — а они в свое время взрывали чиновников. И мне интересно, почему сегодня только один человек бьет себе гвоздем по яйцам, а тогда — великое множество.

20 мар, 2017 @ 10:20
"Я считаю, что было бы неплохо как-то по-разному брендировать какие-то отдельные части 1917 года".

Великие мысли великих людей. Михаил Зыгарь
Top of Page Разработано LiveJournal.com